"Cabbage strategy" as a method of ensuring China’s sovereignty on the China-Indian border
Table of contents
Share
QR
Metrics
"Cabbage strategy" as a method of ensuring China’s sovereignty on the China-Indian border
Annotation
PII
S032150750017790-1-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Sofya A. Melnichuk 
Occupation: graduate student
Affiliation: Diplomatic academy of the Foreign affairs ministry of Russian Federation
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
71-77
Abstract

In May 2020, one of the largest conflicts in recent decades occurred on the Sino-Indian border. Against the background of discussion of heated armed clashes, observers have also noted that in the past years China has been using hybrid tactics as means of ensuring its control over the Line of actual control on the border with India. This article examines the hybrid tactics of the Chinese side to ensure sovereignty on the border with India the PRC's policy of installing military and civilian infrastructure in disputed and border areas. In the areas claimed by India and Bhutan, Chinese objects for various purposes appear - from camouflaged barracks and installations of unclear purpose to residential villages. These installations testify to the application by China of the so-called "сabbagestrategy" - the gradual "surrounding" the enemy with its infrastructure in order to establish de facto Chinese military and economic control over the disputed territories. In addition, Beijing has launched a large-scale development program for the border Tibet Autonomous Region in order to strengthen its borders. Such actions are hybrid tactics used by China in other territorial disputes, for example, around the islands in the South China Sea. They allow the PRC to have a military superiority over the opponent, to intimidate him with its economic and military influence in the region. Such actions fit into the framework of one of the priorities declared by the current Chinese leadership: the protection of national borders and the restoration of sovereignty over the territories “lost” during the so-called century of humiliation.

Keywords
China, India, Line of actual control, Arunachal Pradesh, Aksai Chin, territorial disputes, “cabbage strategy”, hybrid war
Received
12.09.2021
Date of publication
08.12.2021
Number of purchasers
2
Views
615
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 ВВЕДЕНИЕ
2 Китай и Индия - два крупнейших как по площади, так и по численности населения азиатских соседа привлекают все больше внимания на фоне глобального сдвига международной политики на Восток. То, как развиваются отношения столь важных игроков на мировой арене, будет определять будущие тенденции в геополитике восточного полушария.
3 Китайско-индийская граница растянулась на 2400 км, а спорная территория составляет 135 кв. км. Людей в этих труднодоступных местах живет немного, военные присутствуют непостоянно. В таких условиях сложно провести демаркацию и определить, какая сторона контролирует отдельно взятый участок, что приводит к регулярным стычкам. В последние десятилетия они носили ненасильственный характер, однако в мае 2020 г. столкновение закончилось увечьями и жертвами с обеих сторон.
4 Инцидент поставил перед наблюдателями широкий вопрос о том, способствует ли тесное экономическое взаимодействие, а КНР - крупнейший торговый партнер Индии1, мирному сосуществованию. Нас же интересует, к каким методам прибегает китайская сторона, чтобы обеспечить суверенитет в районах, из-за принадлежности которых уже 60 лет длится спор.
1. China Back as Top India Trade Partner Even as Relations Sour. Bloomberg. 22.02.2021.
5 Наряду с военными, на наш взгляд, немаловажными являются гибридные действия, в частности, т.н. «стратегия салями», или «стратегия капусты» - термин, который приписывают генерал-майору НОАК Чжан Чжаочжуну [10]. Смысл метафоры заключается в том, что территорию, на которую претендует КНР, «окутывают» слой за слоем, как листья капусты: устанавливают военные и гражданские объекты, отправляют регулярные патрули и т.п. «Тактика салями» - термин, используемый в западной литературе, также означает пошаговое установление контроля над территорией, и впервые был применен для описания для описания «советизации» Восточной Европы в 1944-1949 гг. Целью «стратегии капусты» является установление китайского военного и экономического контроля над спорными территориями.
6 К подобной тактике Китай прибегает в территориальных спорах со странами Юго-Восточной Азии (ЮВА) вокруг архипелагов Южно-Китайского моря (ЮКМ), а также с Индией вокруг трех спорных регионов на границе. Целью данной статьи является определение гибридных действий, применяемых КНР в последнем случае.
7 С этой точки зрения представляется необходимым рассмотреть историю развития противостояния, обозначить цели участия КНР в конфликте и описать примеры использования «стратегии капусты».
8 КОНФЛИКТ НА ГРАНИЦЕ ИНДИИ И КНР В ИСТОРИЧЕСКОЙ ДИНАМИКЕ
9 Созданная в 1949 г. Китайская Народная Республика унаследовала рубежи бывшей Китайской империи, границы которой были, скорее, зонами, в которых перемежевались ханьские и неханьские поселения [1, p. 273]. В XIX в. Китай заключил ряд соглашений о границах, однако условиться о точных координатах рубежей с соседями долгое время так и не удавалось.
10 Вместе с Китаем в середине XX в. Индия стала независимой и одной из первых признала КНР. В 1950-х гг. войска НОАК вторглись в Тибет, и китайские войска впервые в большом количестве появились у индийских рубежей. Тем не менее, в Нью-Дели сохраняли уверенность, что унаследовали границу от Британской империи, в Пекине же такие рубежи не признавали [2].
11 Британцы пытались определить границу между бывшими владениями Короны и сопредельными странами. Сегодня, на основе проведенных в середине XX в. разграничений, обозначена Линия фактического контроля2 - де-факто граница между странами Индией и Китаем без точных координат. Так, в Аксайчине - районе, расположенном на границе Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР, Пакистана и Индии, проведены линия Ардаг-Джонсона и линия Маккартни-Макдональда. Во время конфликта 1962 г.3 из-за строительства китайцами дороги в спорном регионе китайские войска пересекли обе линии и продвинулись от них на запад. Тогда Пекин получил контроль над Аксайчином. Сегодня - это т.н. западный участок в территориальном споре.
2. Линия фактического контроля - демаркационная линия длиной 4057 км, разделяющая территории, находящиеся де факто под контролем Индии и КНР (за исключением участка, отделяющего штат Сикким от Тибетского автономного района КНР, где установлена постоянная граница) получила юридическое признание в китайско-индийских соглашениях, подписанных в 1993 и 1996 гг. (прим. ред.).

3. Высокогорный пограничный конфликт между КНР и Индией осенью 1962 г.
12 Второй спорный район - восточный участок: Аруначал-Прадеш Индия считает своим штатом, а Китай полагает, что регион является неотъемлемой частью Тибета и должен был войти в состав КНР вместе с ним. Аруначал-Прадеш от Тибетского автономного района (ТАР) отделяет линия Макмагона, но Китай её не признаёт. Эти границы стали основой для т.н. Линии фактического контроля, однако и её точные координаты остались несогласованными.
13 Еще один спорный участок находится на пограничном стыке Индии, Китая и Бутана - это коридор Силигури (т.н. «куриное горлышко»), соединяющий северо-восточные штаты Индии с остальной страной (средний участок). Граница, согласно конвенции 1890 г., начинается от горы Гимпочи на территории Бутана и тянется до границы Непала4. Однако у сторон разные понимания того, где именно расположена гора [3].
4. The Thibet-Sikkim Convention, 1890. The Directory & Chronicle for China, Japan, Corea, Indo-China, Straits Settlements, Malay States, Sian, Netherlands India, Borneo, the Philippines. P. 71.
14 В 1960-х гг. позиция КНР заключалась в том, что территорию, некогда принадлежавшую Китайской империи, нужно вернуть при первой же возможности [4]. Конфликт 1962 г. некоторые рассматривали как пример того, как ирредентистские амбиции, желание вернуть ранее утраченные территории толкают Пекин на конфликт [6, p. 6]. Есть и другое мнение. Считается, что со стороны КНР это была не столько попытка отвоевать территорию у Индии, сколько желание подать знак партнерам соседа в лице США и СССР, что бы они не бросали вызов КНР [6, pp. 7-10]. Некоторые историки полагали, что такой подход внешней политики Китая берет начало в представлении об особом китаецентричном мироустройстве, согласно которому только Китай является центром цивилизации, культуры и философии. И это несмотря на фундаментальные изменения, произошедшие в XX в. как в Китае, так и в мире [5, pp. 14-22].
15 Как бы то ни было, с конца XX в. страны подписали несколько соглашений, по которым земли вдоль Линии фактического контроля являются «ничейной землей», ни одна из сторон не может нарушать статус-кво, обе стороны имеют право патрулировать места, но не в праве устанавливать постоянное присутствие на границе5. И все же такие формулировки не предотвратили конфликты.
5. Agreement Between the Government of the Republic of India and the Government of the People's Republic of China on Confidence-Building Measures in the Military Field Along the Line of Actual Control in the India-China Border Areas. Article I. 29.11.1996.
16 В 2013 г. индийские власти заявили, что Китай пересек Линию и установил военный лагерь в 10 км в глуби индийской территории - в Ладакхе, в нескольких километрах от Аксайчина. Спустя год китайские войска отреагировали на строительство канала в индийской деревне в Ладакхе неподалеку от Линии. Подобные трения произошли в этом районе и в 2015 г.6 В 2017 г. на плато Доклам Китай начал строительство дороги, которая могла дать китайцам доступ к стратегически важному в случае потенциальной войны Китая с Индией коридору Силигури. Противостояние продолжалось несколько месяцев, но потерь стороны не понесли.
6. Face-off in Ladakh as PLA erects watchtower. The Times of India. 13.09.2015.
17 После этого страны пошли на переговоры, отношения потеплели: рос торговый оборот, китайские инвестиции увеличились в Индии, в секторе телекоммуникация, 5G технологий Китай стал важным для Нью-Дели партнером. Если в 2001 г. торговый оборот между странами составлял $2,8 млрд, то в 2019-2020 гг. уже $81,87 млрд. Инвестиции китайских технологических компаний в индийские техно стартапы с 2016 по 2019 гг. увеличились в 12 раз [7].
18 В мае 2020 г. произошли новые столкновения в Ладакхе в долине Галван. Официальные представители КНР заявили, что индийцы нарушили статус-кво, начали строительство дорог, тоннелей и другой инфраструктуры в спорных районах. В результате боев 20 индийцев и 4 китайца погибли. В Пекине заявляли, что ответственность за столкновения лежит полностью на индийской стороне7, однако, что именно произошло, так и не разъяснили [8].
7. India bears entire responsibility for border conflicts with China: military spokesperson. Xinhua. 24.06.2020.
19 В феврале 2021 г. в китайских соцсетях появилась карта, на которой китайская сторона продемонстрировала, что столкновение в Галване произошло южнее Линии фактического контроля, т.е. индийские военные зашли на «китайскую» территорию8. С индийской стороны указали, что до этого индийские военные беспрепятственно проводили патрулирование этих территории. К тому же на китайских «объяснительных картах» Линия фактического контроля указана неверно и не соответствует координатам, о которых стороны условились в 1960 г., указывают с индийской стороны9.
8. Twitter. >>>> (accessed 20.06.2021)

9. China has crossed its 1960 claims along the LAC. The Hindu. 20.07.2020.
20 Согласно информации Минобороны Индии, к 2017 г. количество пограничных стычек возросло почти вдвое - до 426, а в 2018 г. - составило 32610. Китайские и индийские патрульные пересекают Линию фактического контроля намного чаще, однако зачастую о малозначимых инцидентах даже не сообщают в СМИ. О том, что индийская сторона совершает «вылазки» за Линию фактического контроля, признался бывший государственный министр иностранных дел Виджай Кумар Сингх11.
10. Government of India Ministry of Defence. 2019. >>>> (accessed 20.06.2021)

11. India has transgressed LAC more often than China: V.K.Singh. The Hindu. 07.02.2021.
21 Вместе с тем, для обеспечения обороноспособности патрулей в таких труднопроходимых территориях и тяжелом климате необходима военная и гражданская инфраструктура, обеспечивающая нормальную жизнедеятельность. В то же время наличие гражданских поселений, дорог создает более прочную основу для претензий на законное владение заселенной территорией.
22 СТРОИТЕЛЬСТВО КИТАЙСКИХ ОБЪЕКТОВ В СПОРНЫХ ТЕРРИТОРИЯХ
23 Китай не раз обвиняли в том, что одна из его тактик по обеспечению суверенитета на границе с Индией заключается в активном строительстве у Линии фактического контроля. Речь не только об укреплении приграничных территорий (этим занимается и индийская сторона) но и о развертывании строительства на «ничейной земле». Вдоль Линии с каждым годом появляется все больше жилых поселков, а также других объектов - охранных постов, бараков, других установок, которые видны на спутниковых снимках.
24 В начале 2021 г. индийские СМИ представили доклад о строительстве китайских объектов в Аруначал-Прадеше. На спутниковых снимках, представленных телеканалом NDTV, - деревня, в которой около сотни домов, расположенная на 4,5 км в глуби индийской территории от Линии фактического контроля, в представлении индийских властей. Если раньше там находился только один военный пост, то сейчас появились и жилые помещения. Судя по снимкам, полученным от компании, предоставляющей кадры земной поверхности Planet Labs Inc., деревню построили за год: в августе 2019 г. на местности ничего не было, а в ноябре 2020 г. там появились дома. На снимках компании Google Earth деревня также лежит южнее лини Макмагона (см. фото).
25

26 Фото. Слева: спутниковые снимки границы в Аруначал-Прадеше, 2019 г. Справа: китайская деревня на том же участке, 2020 г.
27 Photo. Left: Satellite imagery of disputed territory in Arunachal Pradesh, 2019. Right: Chinese village built on the same plot of land, 2020.
28 Составлено по: NDTV (cнимки со спутника).
29 То, что Китай строит объекты на границе с Индией, подтвердили в Министерстве иностранных дел Индии12. Там также отметили, что Нью-Дели, со своей стороны, тоже занимается улучшением приграничной инфраструктуры. Как бы то ни было, хотя с индийской стороны признают, что фактически эту местность уже несколько десятилетий контролируют китайцы, а после 1962 г. индийские военные перестали патрулировать данные территории, военные посты и жилые районы в этом случае - не одно и то же, поскольку при наличии гражданских поселений дальнейшие переговоры о разграничении будет вести куда сложнее.
12. Exclusive: China Has Built Village in Arunachal, Show Satellite Images. NDTV. 18.01.2021.
30 Это не единственный новый поселок в спорных районах. В сентябре 2020 г. закончилось строительство деревни Панда на юге Тибета, в ней - 27 домохозяйств и 124 жильца. Китайские СМИ опубликовали карту, на которой Панда находится на территории Китая. Однако с индийской стороны указывали, что деревня расположена на 2 км вглубь бутанской территории. С китайской стороны напомнили, что между КНР и Бутаном нет официального соглашения о делимитации границы, но есть «традиционная линия», которая позволяет сохранять стабильность в пограничных районах. К тому же там вспомнили соглашение между Китаем и Британией о разграничениях между индийским штатом Сикким и китайским Тибетом в 1890 г. Как именно разграничивается территория, однако, не уточнили, а карту, которую представили, индийские СМИ назвали ложной13. Бутанские власти, в свою очередь, заявляли, что на территории королевства китайских деревень нет.
13. Keeping constant watch: India on reports of China building village in Arunachal Pradesh. India Today. 18.01.2021.
31 В 2016 г. в спорном районе, на который претендуют Бутан и Китай - на юге китайского уезда Лочжа и севере Бутана в провинции Бумтанг появилась еще одна китайская деревня - Цзелобу [11]. До недавнего времени в этих удаленных горных районах не было постоянных жителей. Летом туда отправлялся бутанский патруль, его главная задача - защита бутанских пастухов от китайских тибетцев, которые сгоняли их с пастбищ, строили на бутанской территории убежища, воровали яков и даже, как говорится в одном из отчетов с заседания Национальной ассамблеи Бутана, собирали с бутанцев налоги на выпас скота14. Так, в начале 2010-х гг. бутанские скотоводы сообщали, что вынуждены из-за этого перемещаться южнее от границы с Тибетским автономным районом15. Всего за последние годы в спорных с Бутаном районах на границе Китай, по некоторым данным, построил более 10 объектов, среди которых деревни, охранные посты, военные посты и другие объекты невыясненного назначения16.
14. Translation of the proceedings and resolutions of the 82nd session of the national assembly of Bhutan. 2004. P. 77.

15. To secure the border by maintaining their territorial identity. >>>> (accessed 20.06.2021)

16. Pangda village hyped by Indian media as in Bhutan is Chinese territory, satellite images, documents show. The Global Times. 23.11.2020.
32 Помимо этого, Китай размещает объекты в районе пограничного стыка КНР, Индии и Бутана. Анализ спутниковых снимков, выполненный Центром стратегических и международных исследований, показывает, что с 2017 по 2019 гг. в районе «куриного горлышка» (см. выше) китайская сторона проводила застройку, прокладывала дороги, устанавливала небольшие военные объекты, вертолетные площадки, и даже баскетбольную площадку [9, pp. 6-8]. Главным образом объекты появлялись непосредственно в районе пограничного стыка, а также к югу и юго-востоку от него вглубь бутанской территории. При этом в районах, пограничных с Индией, с индийской стороны границы также установлены строения.
33 На снимках видны камуфлированные объекты и военная техника, это говорит о том, что строительство ведут военные подразделения. Хотя крупных военных объектов на территории пока не появилось, не были замечены там и вертолеты, тяжелая техника, вооруженный контингент или артиллерийские орудия, спутниковые снимки говорят о том, что строительные площади в спорном районе расширяются.
34 Появление деревень и других построек в этих удаленных районах - часть стратегии китайского руководства по застройке границ ТАР. В 2012 г. председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что придает большое значение развитию Тибета, и озвучил свою стратегию в регионе: «чтобы хорошо управлять страной, нужно сначала хорошо управлять границами, а чтобы хорошо управлять границами, нужно сначала обеспечить стабильность в Тибете». Председатель КНР также указал на необходимость обеспечить выполнение четырех основных задач, изложенных в руководящих принципах управления Тибетом - обеспечение стабильности, содействие развитию, защита экологии и укрепление границ. Си Цзиньпин призвал пастухов, проживающих на юго-западе ТАР, «пустить корни в приграничных районах, защитить китайскую территорию и развивать свои родные места»17.
17. Xi encourages Tibetan herders to safeguard territory. Xinhua. 29.10.2017.
35 Согласно «Белой книге», выпущенной в 2021 г. Информационным бюро Госсовета КНР, в Тибете также действует программа переселения бедных слоев населения, «чтобы улучшить их условия жизни и работы»; «жители северных пастбищных, южных приграничных районов испытывают тяжелые условия жизни и труда и высокий уровень бедности. Правительство на всех уровнях прилагает постоянные усилия для развития приграничных территорий и улучшения жизни людей. Под руководством Центрального комитета партии из года в год увеличиваются финансовые вложения на развитие границы в Тибете»18.
18. Tibet since 1951: Liberation, Development and Prosperity. The State Council Information Office of the People’s Republic of China. White Book. May 2021.
36 В частности, с 2012 г. приграничным деревням, городкам и округам в Тибете предоставлены льготные условия государственной политики в отношении строительства инфраструктуры, включая водоснабжение, электричество, дороги и жилье. В 2017 г. был выпущен План Тибетского автономного района по строительству деревень умеренного процветания в приграничных районах (2017-2020 гг.), призванный обеспечить лучший доступ к жилью, воде, электричеству, дорогам, коммуникациям и интернету для улучшения доступа к образованию, технологиям, культуре, здравоохранению и социальному обеспечению в приграничных селах, а также для развития промышленности в приграничных районах. К концу 2020 г. приграничные села первого и второго уровня имели доступ к автомагистралям, все приграничные поселки и города были подключены к основной электросети, а все приграничные села имели доступ к почтовым услугам, мобильной связи и безопасной питьевой воде. «Благодаря всем этим усилиям в приграничных районах Тибета инфраструктура значительно улучшилась, все отрасли промышленности процветают, а люди наслаждаются лучшими условиями жизни и работы», указывалось в документе19.
19. Ibidem.
37 Помимо застройки и улучшения условий в приграничных районах, Пекин намерен осуществить вблизи границ и другие масштабные инфраструктурные проекты. Один из самых спорных - возведение гидроэлектростанции на реке Ярлунг Цангпо на юге Тибета неподалеку от Аруначал - Прадеша. Противники проекта уверены, что он нанесет непоправимый вред экологии. В Индии же намереваются построить большую плотину в Аруначал - Прадеше, чтобы смягчить негативное воздействие строительства дамбы с китайской стороны.
38 ЗАКЛЮЧЕНИЕ
39 Территориальная целостность - один из приоритетов китайского руководства, в «Идеях Си Цзиньпина о дипломатии», а также других заявлениях председателя КНР и представителей МИД республики указывается, что национальный суверенитет и территориальную целостность необходимо жестко отстаивать [12].
40 Высказывания чиновников и политиков свидетельствуют о том, что для китайского руководства эти темы - одни из самых чувствительных. Об этом говорит и политика Пекина по обеспечению суверенитета и целостности границ и в других регионах, например, в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, где не первый год идет борьба с сепаратизмом, а также в Восточно-Китайском и Южно-Китайском море, где КНР также применяет «стратегию капусты» для установления контроля над спорными островами и акваториями. Такие настроения поддерживаются в китайской прессе и соцсетях. В частности, 4 погибших при столкновениях в Галване китайских военных в СМИ называли мучениками, а объявление об их смерти вызвало резонанс в китайском сегменте Интернета [13].
41 Защита рубежей - является одной из важнейших сфер для китайского руководства, которое не первое десятилетие объявляет о преодолении т.н. «100 лет унижений», когда Китай находился в полуколониальном положении. Конец XIX - начало XX вв. китайцы считают самым позорным периодом в истории страны, когда государство подписало ряд неравноправных договоров и утратило суверенитет над некоторыми своими территориями. Сегодня в словаре лидеров КНР особенно часто слышны слова «борьба» (чжаньдоу), «великое возрождение нации» (миньцзу вэйда фусин), а Си Цзиньпин подчеркивает, что «у китайцев в генах нет агрессии», но они будут отстаивать свои границы от иностранного противника.
42 Таким образом, политика КНР по установке военной и гражданской инфраструктуры в приграничных и пограничных спорных территориях на границе с Индией укладывается в курс правительства страны по обеспечению своего суверенитета над «исторически принадлежащими Китаю территориями». Гибридные тактики, к которым прибегают власти Китая, в частности, развитие удаленных районов Тибета, финансовые вливания в развитие инфраструктуры региона, «тихая» установка объектов в спорных районах, обеспечивает КНР преимущество не только в случае потенциального более масштабного горячего конфликта с Индией, но и в случае холодного противостояния, т.к. как позволяет в более короткие сроки развернуть военную кампанию, а наличие гражданских сооружений создает более прочную основу для предъявления претензий на территорию.
43 Эта стратегия уже проявила себя как успешная в Южно-Китайском море, где Китай фактически полностью контролирует Парасельские острова и значительную часть архипелага Спратли. Тем не менее, если в ЮКМ тактика КНР дает ожидаемый Пекином результат, и менее сильные в военном и экономическом плане противники Китая в споре не могут успешно противодействовать его политике, в случае с Индией данная тактика еще должна проявить себя как эффективная, ведь Нью-Дели куда более готовый к противостоянию оппонент.

References

1. Harold C.H. Communist China in World Politics. Boston: Houghton Mifflin Co., 1966. P. 540.

2. Bhonsale M. 2018. Understanding Sino-Indian border issues: An analysis of incidents reported in the Indian media. Occasional Paper. Observer Research Foundation. № 143.

3. Joshi M. 2017. Dokhlam: to Start at the Very Beginning. Special Report. Observer Research Foundation. № 40.

4. Fitzgerald C.P. 1963. The Chinese view of foreign relations. The World Today. Vol. 19, № 1, pp. 9-17.

5. Fairbank J.K. 1968. The Chinese World Order. The tradition of Chinese Foreign Relations. Harvard University Press. P. 416.

6. Lo C. 1989. China’s policy towards territorial disputes: the case of the South China Sea Islands. Routhledge. P. 224.

7. Bhowmick S. Chinese investments in Indian startups: Trends and controversies. 2021. https://www.orfonline.org/expert-speak/chinese-investments-in-indian-startups-trends-and-controversies/ (accessed 20.06.2021)

8. Duchatel M. The Border Clashes with India: In the Shadow of the US. China Trends. Institute Montagne. https://institut-montaigne.org/ressources/pdfs/publications/china-trends-8-EN.pdf#page=7 (accessed 20.06.2021)

9. Rossow R.M., Bermudez Jr. J.S., Upadhyaya K.A. Frozen Line in the Himalayas. Center for Strategic and International Studies Brief. August 2020.

10. 张召忠 反制菲占岛 只需用“包心菜”战略. 环球时. 27.05.2013. (Zhang Zhaozhong. To resist the Philippine occupation of the islands, you only need to use the "cabbage" strategy. Huanqiu shibao) (In Chin.)

11. 李宣良,反永强 洛扎:固边富民远在喜马拉雅。新华社31.10.2018 (Li Xuanliang. Fan Yongqiang Luozha: Strong borders and rich people far in the Himalayas, Xinhua) (In Chin.)

12. 习近平外交思想指引 党的外事工作取得光辉成就. 人民日报. 第7版. 03.07.2021. (Xi Jinping Thought on Diplomacy’s Brilliant achievements in the Party's work on international affairs. Renmin ribao, № 7) (In Chin.)

13. 中国军方已仁至义尽,印方勿再自欺欺人!青年报. 19.02.2021. (Chinese military men did everything possible, so Indian side does not lie! Qingnianbao) (In Chin.)

Comments

No posts found

Write a review
Translate