Africa in the emerging model of the world order
Table of contents
Share
Metrics
Africa in the emerging model of the world order
Annotation
PII
S032150750010106-8-1
DOI
10.31857/S032150750010106-8
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Sergey Volkov 
Occupation: Senior Researcher, Head of Center
Affiliation: Institute for African Studies, Russian Academy of Sciences
Address: Moscow, 30/1, Spiridonovka Str., Moscow, 123001, Russian Federation
Tatiana Deich
Occupation: Leading Research Fellow, Centre of Russian-African Relations and African States Foreign Policy Studies
Affiliation: Institute for African Studies, Russian Academy of Sciences
Address: 30/1, Spiridonovka Str., Moscow, 123001, Russian Federation
Edition
Pages
73-77
Abstract

А polycentric world formation raises a number of important questions for the scholars. The first of them is a role of African continent in this process. A common point of view on this issue has not been formulated yet, although some trends are becoming more obvious. Among them is the desire of African states for greater subjectivity, primarily through the development of African integration and the exploration of the fourth industrial revolution achievements.

In  February  2020,  Institute  for  African  Studies  (Russian  Academy  of  Sciences)  informed  about  forthcoming  on  March  31 international conference «Africa in the conditions of a polycentric world formation”. The wide range of issues were proposed for discussion, including the various aspects of African states home and foreign policies, their role and place in the new geopolitical conditions, and the African policies of the leading economically developed and developing countries. The problems submitted for consideration excited a keen interest of scholars from the various institutes of the Russian Academy of Science. 38 applications were submitted by those who wanted to participate in the conference. However, COVID-2019 pandemic has made its own adjustments to the implementation of many scientific activities in our country, including this conference. The measures taken by Russia to combat the spread of infection (COVID-2019) forced the organizers to hold it by correspondence with discussing the abstracts and reports submitted by participants.

Keywords
Africa, economics, geopolitics. integration processes, developing countries, cooperation, aid, investment, challenges of globalization
Date of publication
27.08.2020
Number of characters
22449
Number of purchasers
5
Views
172
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
880 RUB / 16.0 SU
All issues for 2020
8448 RUB / 169.0 SU
1 Обсуждение первого блока тем, касающихся глобальных проблем Африки и современных тенденций мировой экономики, открыло выступление д.и.н., проф. РУДН Юртаева В.И. «Афро-Евразия: вызовы участия в формировании полицентричного мира». Задавая вопрос, произойдет ли в XXI в. возвышение афро-азиатского мира как новой альтернативы существующему мировому порядку, докладчик отметил необходимость найти на пути к афро-евразийской интеграции ответы на вызовы, в числе которых: реорганизация глобального и международного контекста, пересмотр реализуемых и выработки новых стратегий, проблема неоднородности экономик стран АфроЕвразии.
2 В выступлении ст.н.с. ИАфр РАН Неклессы А.И. «Постколониальность в контексте цивилизационного и регинального развития» концепту глобализации был противопоставлен взгляд на глобальную перестройку как следствие кризиса институтов всемирной бюрократии, коллективистских идео-партийных тотальностей, прочих административных и социокультурных механизмов.
3 Об экономических тенденциях в странах Северной Африки доложил к.э.н., зав. Центром стран Северной Африки ИАфр РАН Ткаченко А.А. Он отметил, что политические потрясения 2011-2019 гг. в регионе Ближнего Востока и Северной Африки совпали с нарастающим влиянием таких мегатрендов, как глобализация, формирование единого мирового информационного пространства, активизация роли ключевых международных и региональных акторов. Перед странами региона остро стоит задача мобилизации ресурсов с целью купировать эти последствия.
4 Проблема цифровизации экономики стран Тропической Африки – тема доклада к.э.н., ст.н.с. ИВ РАН Цветковой Н.Н. Использование цифровых технологий пронизывает сегодня множество сфер экономики и жизни африканского общества, в их числе – «умный город», онлайн-образование, здравоохранение. Весьма актуально, в частности, в условиях пандемии COVID-19 использование в Сенегале цифровых технологий в здравоохранении, определении местоположения заболевших с помощью GPS.
5 В ряду важных для Африки глобальных проблем, отметила Гришина Н.Г., к.и.н., ст.н.с. ИАфр РАН, не последнее место занимает международное сотрудничество в борьбе с наркотрафиком. Возглавляет борьбу Интерпол, стремящийся силами государств-членов перекрыть каналы поступления наркотиков на «черный рынок», отсечь их производство от сбыта. Борьба с отмыванием денег и финансированием терроризма была рассмотрена магистрантом НИЯУ МИФИ Эдвардом Нтеге (Уганда) на примере Восточной Африки, где, подчеркнул он, организованная преступность недооценивается, несмотря на данные, говорящие о ее динамике, что требует более тесного партнерства между правоохранительными органами стран региона.
6 В связи с состоявшимся в октябре 2019 г. Саммитом и Экономическим форумом «Россия-Африка» в Сочи вед.н.с. ИАфр РАН, к.э.н. Корендясов Е.Н. подчеркнул инновационный характер подходов к выстраиванию архитектуры российско-африканских отношений на этой встрече. Чрезвычайно важным, по его мнению, было единство взглядов участников прошедших форумов в отношении необходимости взаимодействия в переформатировании институтов и инструментов глобального регулирования в сфере мировой торговли и мировой экономической системы в целом.
7 Вед.н.с. ИАфр РАН, д.полит.н. Сидорова Г.М. отметила тесное совпадение интересов России и африканских государств в развитии политического, экономического и военно-технического сотрудничества. Учитывая неравномерность развития стран континента, а также нестабильность военно-политической обстановки в ряде государств, отношения с африканскими партнерами строятся по-разному. В последнее время все ощутимее стало российское присутствие в государствах южнее Сахары.
8 Выступление ст.н.с. ИАфр РАН, к.психол.н. Харитоновой Е.В. было посвящено опыту SWOTанализа российско-африканского сотрудничества. К его слабым сторонам она отнесла «паузу», названную «уходом» России из Африки, сбои в системе представлений российского бизнеса о работе с Африкой, недостаточную проработку системы государственной поддержки бизнеса, экономические проблемы России.
9 Морозенская Е.В., к.э.н., зав. Центром изучения проблем переходной экономики ИАфр РАН, свое выступление посвятила российско-африканскому сотрудничеству в сфере финансирования экономического развития стран континента, выделив среди ключевых проблем недостаточную развитость общеафриканского рынка, сохранение в африканских государствах высоких финансовых рисков, а также относительно небольшой пока объем российско-африканской торговли.
10 Волков С.Н., к.э.н., зав. Центром изучения российско-африканских отношений и внешней политики стран Африки ИАфр РАН, отметил, что экономическое партнерство России со странами Северной Африки имеет давние традиции и прочную основу. Безусловный лидер среди внешнеторговых контрагентов России в этом регионе – Египет, где реализуются 3 самых крупных российских экономических проекта в Африке, стоимость каждого из которых превышает $1 млрд.
11 Сотрудничеству в области информатики и телекоммуникаций было посвящено выступление к.э.н., ст.н.с. ИАфр РАН Новиковой З.С. Для российских телекоммуникационных компаний после насыщения ими внутреннего рынка Африканский континент по привлекательности оказался на 3-м месте после стран СНГ и Азии. Важным направлением работы российских компаний в этом регионе стало предоставление новых решений по оказанию облачных услуг для малого бизнеса, а также разработка программного обеспечения для ряда интеграционных объединений и международных организаций.
12 Сотрудничеству в области энергетики уделила внимание ст.н.с. ИАфр РАН Калиниченко Л.Н., рассказав о проектах «Газпрома», «Лукойла», «Роснефти», «Росгеологии», «Транснефти» и ряда других компаний в Алжире, Анголе, Египте, Мозамбике, Нигерии и Экваториальной Гвинее. Были рассмотрены также перспективы взаимодействия в области возобновляемых источников энергии, включая солнечную и ветровую, а также атомную энергетику.
13 Наибольший интерес участников конференции вызвала секция «Развитые страны и Африка», в ней участвовали 11 докладчиков, в т.ч. 5 – по американо-африканским отношениям, что является косвенным подтверждением доминирующего пока влияния этой группы государств на определении роли и положения Африканского континента в мировой экономике и международных отношениях.
14 В своем докладе д.и.н., гл.н.с. ИАфр РАН Урнов А.Ю. проанализировал современную африканскую политику США, которая нашла отражение в провозглашённой в декабре 2018 г. «Новой африканской стратегии», где главным конкурентом США на континенте, помимо Китая, впервые была названа Россия. Лейтмотив новой стратегии – рационализация и экономия расходуемых в Африке средств. В сфере экономики новациями стали инициатива «Процветай Африка» и закон «О более эффективном использовании инвестиций на цели развития», предусматривающий создание «Международной финансовой корпорации развития США» с капиталом до $60 млрд. Главным исполнителем военной составляющей «Новой стратегии» остается Африканское командование (АФРИКОМ).
15 Вопросы американского военного присутствия на континенте нашли отражение в выступлении к.и.н., ст.н.с. Института США и Канады РАН Пархоменко В.К., посвященного роли созданного в 2007 г. АФРИКОМ, в зоне ответственности которого – территории всех стран Африки, кроме Египта. Мандат АФРИКОМ включает разработку стратегии проведения военных операций на континенте, а также помощь в подготовке вооруженных сил лояльных Вашингтону африканских правительств. Сегодня АФРИКОМ США имеет в своем распоряжении 7500 американских военнослужащих, а также 46 военных баз в Африке.
16 Студент МГИМО (У) МИД России Степанов А.А. затронул вопросы современного этапа сотрудничества США и стран Африки южнее Сахары в борьбе с терроризмом. В частности, он отметил, что, сохраняя заложенные при предыдущих администрациях направления политики США в регионе, администрация Трампа меняет общий подход к антитеррористической стратегии США в Африке. Противостояние террористической угрозе рассматривается как второстепенная задача по сравнению с задачей укрепления американского влияния в регионе и вытеснения ключевых конкурентов – Китая и России.
17 Концепции «Политически значимое лицо» (PEPPolitically Exposed Person) в структуре механизмов санкционного давления Запада на представителей африканских элит посвятил свое выступление член-корр. РАН, д.и.н., проф. Фитуни Л.Л. PEP определяется Целевой группой по финансовым мероприятиям (FATF) как лицо, которому «вверена или была вверена выдающаяся общественная функция». В отношении принадлежащих PEP собственности и контролируемых активов действуют особые процедуры. Эти меры, основанные на презумпции виновности представителей политических и иных элит, а также их окружения, обосновываются борьбой с коррупцией. Однако указанные меры одновременно становятся инструментом оказания влияния на политических лидеров, а через них и на политику управляемых ими стран.
18 Инновационное сотрудничество североамериканских и африканских компаний было рассмотрено в выступлении д.э.н., вед.н.с. Института проблем управления РАН Матковской Я.С., которая отметила усиливающийся интерес инвесторов из США к Африканскому континенту. Вместе с тем, было отмечено растущее число прецедентов, когда уже не только североамериканские, но и африканские компании становятся инновационными донорами и демонстрируют практику, которая может восприниматься первыми как объект бенчмаркинга.
19 Обсуждение европейско-африканских отношений открыло выступление к.и.н., ст.н.с. ИАфр РАН Кульковой О.С., остановившейся на основных приоритетах стратегического партнерства ЕС и Африки на нынешнем этапе. Европейский подход к этому партнерству, базирующийся на 5-ти ключевых направлениях: экологически устойчивых («зеленых») технологиях и доступе к энергии, цифровой трансформации, устойчивом экономическом росте и создании рабочих мест, мире и управлении, миграции и мобильности, – сформулирован в опубликованном в марте 2020 г. документе «К всеобъемлющей стратегии сотрудничества с Африкой». Ивкина Н.В., к.и.н., ст. преподаватель кафедры теории международных отношений РУДН, доклад посвятила анализу истории саммитовой дипломатии ЕС-АС, рассмотрев трансформацию повестки дня всех 5 проведенных с 2000 г. саммитов, которая свидетельствует об углублении сотрудничества ЕС-АС и его постепенном переходе на новый уровень институциональных отношений.
20 Европейско-африканские отношения осуществляются не только в рамках региональных интеграционных объединений, но и на двусторонней основе. В частности, м.н.с. ИАфр РАН Гаврилова Н.Г. рассказала о торговых отношениях Нигерии со странами ЕС, доля которых в нигерийском товарообороте достигает 40%. При этом Нигерия постоянно имеет в торговле с ЕС положительное сальдо. Основными ее контрагентами по импорту из этой группы стран являются Нидерланды, Франция и Германия, а тремя основными покупателями нигерийской продукции – Нидерланды, Испания и Франция.
21 Внимание на конференции было уделено и анализу франко-африканских отношений. Аспиранты ИАфр Туре А.М.затронула французское противодействие терроризму в Кот-д’Ивуаре; Халитова А.Р.проанализировала политику Франции в странах Субсахарской Африки при правительстве Ф.Олланда, отметив, в частности, что основы этой политики были заложены во второй половине XX в. и в значительной степени обусловлены зависимостью от архитектуры неоколониализма, сформированной под влиянием идеологии голлизма. Концептуально африканская стратегия Франции в рассматриваемый период включала 3 ключевых элемента: следование принципу «Африка – африканцам» (минимальное вмешательство во внутренние дела африканских государств), использование силовых методов в борьбе с континентальными вызовами и угрозами, развитие экономической дипломатии.
22 Работу секции «Развитые страны и Африка» завершило выступление к.и.н., ассистента кафедры теории и истории международных отношений РУДН Забеллы А.А. «Политика Японии в Африке», в котором основное внимание было уделено заседаниям Токийской международной конференции по развитию Африки (ТИКАД). Всего было проведено 7 подобных встреч в 1993-2019 гг.
23 Причем, если до 2013 г. они проходили один раз в 5 лет на территории Японии, то затем стали проводиться с интервалом в 3 года попеременно в Японии и в Африке (последняя в 2016 г.). Главная причина активизации японо-африканского сотрудничества кроется в попытке противодействовать растущему влиянию Китая на Африканском континенте.
24 В числе обсуждавшихся на конференции проблем заметное место заняли вопросы политики в Африке восходящих и других развивающихся стран. Особое внимание привлекла африканская политика Китая, различные аспекты которой нашли отражение в трех выступлениях. Так, д.и.н., вед.н.с. ИАфр РАН Дейч Т.Л. дала оценку направлениям и тенденциям современного этапа китайско-африканских отношений. Китай, столкнувшись с инфекцией COVID-2019, вопреки трудностям в экономике, продолжает курс на расширение сотрудничества со странами континента. Финансирование африканских проектов в рамках китайской инициативы «Один пояс – один путь» стало поводом для обвинений Пекина в создании «долговых ловушек». Однако данные свидетельствуют о том, что сотрудничество с Китаем способствует повышению экономического потенциала стран континента, созданию Африкой промышленной базы, развитию человеческого капитала.
25 Темой выступления аспирантки ИДВ РАН Сербиной Е.М. стала африканская стратегия двух ведущих банков Китая: Государственного банка развития (ГБРК) и Экспортно-импортного банка. С 2006 по 2018 гг. ГБРК создал Китайско-африканский фонд развития, предоставил странам Африки кредиты в объеме $50 млрд и привлек инвестиции от китайских компаний на $23 млрд. К середине 2019 г. объем кредитов Эксимбанка 46 африканским странам превысил $87 млрд.
26 О роли южноафриканских хуацяо в сотрудничестве КНР и ЮАР говорилось в выступлении н.с. ИАфр РАН Фитуни О.Л. Численность китайской диаспоры в ЮАР составляет от 350 до 400 тыс. человек. Пекин поддерживает расширение экономической базы диаспоры, создание ею деловых, профессиональных, культурных ассоциаций. Китайские организации ЮАР оказали поддержку КНР в период эпидемии COVID-19.
27 Как и Китай, членом БРИКС – объединения, наращивающего активные связи с Африкой, является Бразилия, Политика этой страны на Африканском континенте была рассмотрена в докладах проф. РУДН Борзовой А.Ю. и д.э.н., вед.н.с. ИАфр РАН Сапунцова А.Л.
28 Как отметила Борзова А.Ю., африканский вектор во внешней политике Бразилии становится крайне важным с началом XXI в. С 2005 г. Бразилия участвует в качестве наблюдателя в важнейших мероприятиях Африканского Союза и имеет с ним договор о техническом сотрудничестве. Развитию межконтинентального взаимодействия содействует саммит «Южная Америка – Африка» (ASA). Диалоговый форум IBSA, созданный для координации действий, реализует ряд проектов в странах группы. Взаимодействию между Бразилией и Африкой содействует некоммерческая организация Бразильско-африканский институт.
29 Сапунцов А.Л. рассказал о роли многонациональных предприятий (МНП) Бразилии. В Африку инвестируют крупные бразильские МНП: Petrobras (добыча нефти), Vale (горнорудная промышленность), CEMEX (выпуск строительных материалов), а также QueirozGalvгo, Odebrecht, Andrade Gutierrez и Camargo Corrкa (строительство, инжиниринговые услуги).
30 Один из крупнейших инвесторов в Африку – Объединенные Арабские Эмираты (ОАЕ), о политике которых в Африке говорил к.полит.н., зав. Центром социологических и политологических исследований ИАфр РАН Костелянец С.В. В 2016 г. Эмираты оказались на 2-м после Китая месте в мире по объему инвестиций в Африку, а в 2018 г. – на 5-м месте по объему торговли с африканскими странами (после ЕС, Китая, Индии и США). Сочетание использования «мягкой» и «жесткой силы» усиливает позиции ОАЭ на континенте и зачастую обеспечивает Эмиратам дополнительные конкурентные преимущества.
31 Заметную активность проявляет в Африке и Турция, политике которой в Ливии был посвящен доклад ассистента кафедры теории и истории международных отношений РУДН Агазаде Мирмехти Мирками оглы «Ливийский кризис и национальные интересы Турции». Турция активно проводит геологоразведку на шельфе Средиземного моря, где ведут поисково-разведочные работы и добывают энергетические ресурсы также Кипр, Израиль, Греция и Египет. Докладчик считает главной причиной ливийского кризиса соперничество за энергоресурсы в Средиземном море.
32 Последний блок обсуждаемых на конференции проблем содержал выступления на тему внешней политики отдельных африканских стран и межафриканских отношений.
33 Дискуссию открыли доклады, посвященные весьма злободневной проблеме для стран континента – африканской интеграции. Как отметила к.э.н., н.с. ИАфр РАН Константинова О.В., интеграционные процессы охватили весь мир, и Африка не стала исключением. Важнейшими событиями последних лет стало принятие «Повестки - 2063» (2013 г.) и Соглашения об Африканской континентальной зоне свободной торговли (2018 г.). Успехов в региональной интеграции достигли Восточноафриканское сообщество (ВАС), Сообщество развития Юга Африки (САДК), Экономическое сообщество государств Западной Африки (ЭКОВАС) и Общий рынок Восточной и Южной Африки (КОМЕСА). Однако в осуществлении региональной интеграции, сохраняется ряд серьезных проблем, пока ожидающих решения.
34 Интеграции в электроэнергетике Африки посвятила свое выступление к.э.н., ст.н.с. ИАфр РАН Шарова А.Ю. Как было ею отмечено, в Африке в разные годы было создано 5 энергетических пулов: Восточноафриканский (EAPP); Центральноафриканский (CAPP); Южноафриканский (SAPP); Западноафриканский (WAPP); энергетические пулы и Магрибский комитет по электричеству (COMELEC).
35 Указанные энергетические объединения сильно различаются с точки зрения масштаба, степени интеграции, механизмов управления и эффективности. Северный и южный рынки являются относительно развитыми, восточный и западный демонстрируют высокие темпы развития, центральный – наименее развит. Развитие энергетических рынков АЮС идет медленными темпами в силу ряда проблем, которые Африке предстоит решать.
36 Одна из стран, чья внешняя политика стала предметом анализа, – Ангола.
37 Как отметил ст.н.с. ИАфр РАН Ненашев С.В., геополитическое положение Анголы на перекрестке Центральной и Южной Африки, окружение этой бывшей колонии Португалии франкоязычными и англоязычными государствами континента предопределили ее региональную политику. Содержание последней менялось в зависимости от целей и задач правительства и внутриполитической ситуации в стране. Правительство Анголы уделяло большое внимание участию страны в САДК и Экономическом сообществе государств Центральной Африки (ЭСГЦА); оно стало одним из инициаторов создания в 2001 г. Комиссии стран Гвинейского залива. В последнее десятилетие Ангола заняла место региональной державы, что способствовало повышению ее рейтинга в международном сообществе.
38 Взаимоотношениям одной из ведущих стран континента – Нигерии – с соседней Экваториальной Гвинеей было посвящено выступление к.и.н., зав. Центром изучения стран Тропической Африки ИАфр РАН Денисовой Т.С. Две страны считаются близкими соседями, но отношения между ними иногда обострялись до такой степени, что едва не приводили к вооруженным столкновениям. Перемены в отношениях между Нигерией и Экваториальной Гвинеей произошли после свержения Нгуэмы 3 августа 1979 г. В настоящее время двустороннее сотрудничество активно развивается в различных сферах: сельском хозяйстве, морских перевозках, мелкой промышленности, нефтедобыче и др.; Нигерия и Экваториальная Гвинея работают вместе над стабилизацией нефтяного рынка в рамках ОПЕК.
39 Санкционно-регуляторные инструменты торговой политики Нигерии в ЭКОВАС нашли освещение в выступлении м.н.с. ИАфр РАН Заноскиной Е.Н. Нигерия в разное время играла активную роль, а в некоторых случаях инициировала использование ЭКОВАС санкционных инструментов в отношении ряда государств и/или представителей политических элит субрегиона в случае несоблюдения ими демократических процедур, участия в военных преступлениях и т.д. Эти действия способствовали укреплению конкурентных позиций Нигерии в субрегионе. Помимо санкционных, Абуджа использует регуляторные инструменты укрепления своих конкурентных позиций, но одновременно применяет меры протекционистской политики, повышая ввозные пошлины, вводя запреты на ввоз определенных видов продукции.
40 Два выступления были посвящены внешнеполитическим проблемам одной из ведущих стран Африки – Южно-Африканской Республики.
41 Как отметил студент МГИМО (У) МИД России Панин Н.А., во внешней политике ЮАР при президенте Н.Манделе особое внимание получили вопросы поддержки демократии и соблюдения прав человека. С приходом в 1999 г. к власти президента Т.Мбеки основой ее стала идея «Африканского ренессанса». Президент Дж.Зума сделал акцент на роли восточного вектора внешней политики, подписанная им Пекинская декларация провозгласила всеобъемлющее стратегическое партнёрство с Китаем. Пришедший к власти в 2019 г. С.Рамафоса объявил о возвращении к курсу Н.Манделы во внешней политике.
42 Верташов Ю.Д., м.н.с. ИАфр РАН, отметил, что после краха режима апартеида некоторые экономические показатели ЮАР улучшились, однако в стране продолжает сохраняться ряд серьезных социально-экономических проблем, таких как безработица, неравномерное распределение доходов и др. В этой связи ЮАР получает дополнительный стимул для решения основных социальных проблем благодаря участию в БРИКС, осуществляющем совместные действия по решению социальных проблем, искоренению бедности и обеспечению инклюзивного экономического роста стран-членов объединения.
43 Еще одной африканской страной, чья внешняя политика была проанализирована на конференции, стал Мадагаскар в докладе специалиста по этой стране ст.н.с. Института Африки РАН Шленской С.М.
44 * * *
45 Анализ выступлений на тему роли и места Африки в условиях формирования новой модели мироустройства показал большой интерес научной общественности к этой проблеме. Ввиду широты затронутой темы были рассмотрены далеко не все ее аспекты. Однако даже краткий обзор выступлений позволяет говорить о ее значимости, которая, несомненно, будет расти по мере роста значимости Африки в современном мире.