Afrika: «Post-colonial library»
Table of contents
Share
Metrics
Afrika: «Post-colonial library»
Annotation
PII
S032150750008720-4-1
DOI
10.31857/S032150750008720-4
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Tatiana Gavristova 
Occupation: Professor, P.G.Demidov University, Yaroslavl
Affiliation: P.G.Demidov University, Yaroslavl
Address: Russian Federation, Yaroslavl
Edition
Pages
80-85
Abstract

The article is devoted to the evolution of postcolonial narrative in Africa and African Diaspora. The author focuses on African studies – the creative works of prominent African scholars and their contribution to the development of modern humanities: history, philosophy, social and cultural anthropology, economics. Vumbi Yoka (Valentine Yves) Mudimbe, Kwame A.Appiah, Toyin Falola, Achill Mbembe, Dambiza Moyo following the principle of objectivity reconstruct the pictures of the Past and the Present, creating images of modern free Africa, with its problems and achievements. Their works are in demand thanks the original research vectors closely connected with the works of their predecessors: African authors and philosophers of postmodernism.

Postcolonial and colonial discourses are inextricably linked. «Postcolonial library» exists now not only as an alternative to «colonial library», but also as its continuation. The books of «postcolonial library» have been translated into many languages and integrated the compulsory reading range for university students in Europe and America. Among them world bestsellers as V.Y.Mudimbe’s «The Invention of Africa» (1988), К.A.Appiah’s «In My Father’s House: Africa in the Philosophy of Culture» (1992), A.Mbembe’s «On the Postcolony» (2000), D.Moyo’s «Dead Aid: Why Aid Is Not Working and How There Is a Better Way for Africa» (2009), T. Falola’s «Ibadan: Foundation, Growth and Change. 1830-1960» (2012); etc. The involvement of the postcolonial discourse is growing, and Africa, contrary to stereotypes, is gaining its own intellectual history.

Africans become actors not only in the field of African, but also Global Studies, as evidenced by the bias of their ideas and the interest that the media show. In the context of globalization and digitalization, they are quite able of declaring themselves using the capabilities of virtual space. Scholars appear on many media platforms, including TED Talks, Hard Talk.

Keywords
«Colonial library», postcolonial discourse, narrative, history, philosophy, afropolianism, identity, Africa
Received
30.03.2020
Date of publication
30.03.2020
Number of purchasers
31
Views
1133
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2020
1 Рубеж ХХ-ХХI вв. ознаменовался расцветом постколониального дискурса. Eго развитие было инициировано выходом в свет неувядаемой книги Эдварда Саида «Ориентализм» (1978 г.)1 [1], на десятилетия вперед определившей направления развития гуманитарного знания. Благодаря актуализации африканских исследований состоялось «открытие» истории и культуры континента самими африканцами континента и диаспоры.
1. Эдвард Вади Саид (1935-2003) – выдающийся ученый, специалист в области культурной антропологии, музыкант, литературный критик, родился в Иерусалиме, умер в Нью-Йорке; преподавал в Принстонском и Колумбийском университетах США; автор книги «Ориентализм» (1978 г.), определившей начало нового – постколониального – дискурса и ставшей мировым бестселлером на последующие десятилетия.
2

«ДЕТИ ГЕРОДОТА»

3 «”Глобальная Африка”, “Афротопия”, “Афрополития” – понятия, наводнившие в последние десятилетия научную литературу, СМИ и интернет. Их появление свидетельствует как о возникновении новых нарративов, так и о масштабных трансформациях в мире» – такой, справедливой во всех отношениях, констатацией открывается книга молодого российского африканиста Н.Е.Хохольковой «Афроцентризм в США: теория и практика социокультурных трансформаций» [2, с. 9].
4 На протяжении столетий африканские исследования велись с позиций европоцентризма. И хотя в настоящее время Африка все еще воспринимается как периферия, лишенная собственной истории и культуры, она обрела свой собственный топос (место в истории) и собственный голос, став подлинным актором мировой политики и в еще большей мере – культуры. В обсуждение ее прошлого и настоящего включились сотни профессионалов африканского происхождения, обозначив новые тренды в развитии гуманитарных наук.
5 Актуализация африканских исследований привела к расширению и обновлению круга изучаемых проблем. С одной стороны, за счет их «очеловечивания», интеграции сюжетов повседневной, гендерной, интеллектуальной, персональной истории, социальной и культурной антропологии, корпусной лингвистики. С другой – в силу дигитализации научного и культурного пространства, введения в оборот огромного количества источников в формате виртуальной реальности (блогосферы, инстаграмма, фейсбука, твиттера, пинтереста).
6 Особенностью современного периода стало многократное увеличение ученых-африканцев, которые, руководствуясь призывами пионеров науки, активно изучают Африку и ее место в глобальном мире.
7 Развитие постколониального дискурса оказалось возможным благодаря деятельности людей, остроумно названных Волей Шойинкой «детьми Геродота»2. Именно они встали на путь фиксации устной истории и создания нарративов, способствовали репрезентации Африки, ее аутентичности, идентичности, эксклюзивности, сделав ее видимой вопреки стереотипам. Это ученые, писатели, публицисты, теоретики и практики, генерирующие и ретранслирующие эмпирический и эзотерический (умозрительный) пласты накопленных знаний.
2. «Дети Геродота» – так называлась лекция писателя, поэта, драматурга, публициста Воле Шойинки, первым из африканцев удостоенного в 1986 г. Нобелевской премии в области литературы. Она была прочитана на открытии международной конференции («Шойинковские чтения») в феврале 2012 г. в Университете Южной Африки (UNISA). Многогранность ее смысла открывала перед присутствующими на форуме исследователями (среди них была автор данной статьи) необъятное поле деятельности, направленной на изучение истории Африки, которая сравнительно недавно рассматривалась как континент «без истории». По мнению В.Шойинки, развенчать стереотипы должны продолжатели традиций, заложенных «отцом истории».
8 В рамках данной статьи речь пойдет о пионерах постколониального дискурса. Волею судеб они принадлежат разным поколениям. Генный субстрат их исследований, так или иначе, связан с аккумулированием идей Али Мазруи (1933-2014), безусловного лидера в области африканских исследований, методологии Шейха Анта Диопа (1923-1986) [подробнее см.: 3; 4] и выдающихся достижений дуайена африканского литературоведения Абиолы Иреле (1936-2017).
9 Обращение к изучению современного состояния африканских исследований дает возможность по-новому взглянуть на интеллектуальную историю континента.
10

УРОКИ В.Й. МУДИМБЕ

11 Вумби Йока Мудимбе3 – писатель, поэт, публицист, философ. А.Мазруи называл его «Эдвардом Саидом современной африканистики». Принадлежащие перу ученого монографии: «Изобретение Африки» (1988 г.) [5] и «Идея Африки» (1994 г.) [6] – содержат детальный анализ трудов предшественников и для развития африканских исследований не менее важны, чем «Ориентализм» Э.Саида.
3. Вумби Йока (Валентин-Ив) Мудимбе родился в 1941 г. в Бельгийском Конго; писатель, философ; долгие годы жил и работал в Бельгии, Франции, Швейцарии, США.
12 С точки зрения В.Мудимбе, «колониальная библиотека» (совокупность знаний об Африке, аккумулированных европейцами) продолжает оказывать влияние на умы африканцев: в их среде есть приверженцы разных методологических и исследовательских школ. Конструируя образ Африки, В.Мудимбе, подобно Э.Саиду, проанализировал череду дискурсов: от Люсьена Леви-Брюля, Плачиде Темпельса, Алекет Ссиса Кагаме до негритюда Леопольда Сенгора, марксистских теорий, популярных среди интеллектуалов и политических лидеров 1960-1970-х гг., противопоставив их друг другу.
13 Свой метод он назвал «функциональной (динамичной) антропологией» в противовес различного рода «рефлексиям»: проповедям, исповедям, отповедям, написанным с позиций европоцентризма. Главный посыл ученого, адресованный африканцам («своим»), точно сформулировала Ноа Соу, писатель, художник, фрилансер, постоянно проживающая в Германии: «Мы творим историю, мы пишем историю, мы – история!» [7, p. 28].
14 «Метис в пенсне» – так в шутку именуют чистокровного африканца В.Й.Мудимбе коллеги за сочувствие афроцентризму (в лице Шейха Анта Диопа) и приверженность идеям Жака Дерриды, Мишеля Фуко, Освальда Шпенглера. Труды мэтра несут в себе печать европейских и африканских влияний. Синтезируя множество подходов, В.Й. Мудимбе создал собственную эпистемиологию научного знания, предложив свои ответы на вопросы, волновавшие не только его, но и общество, и научные круги: Что такое Африка? Что значит быть африканцем? Что есть африканская идентичность? Именно они определили основные тренды междисциплинарных исследований на протяжении последних десятилетий, став своего рода «ключом к познанию» африканского мира.
15 Особую роль, по мнению ученого, играет механизм репрезентации континента через символы, образы, знаки. Расшифровка кодов определила границы «игры», целью которой стало постижение Африки. В.Й.Мудимбе использует термин «постижение» вслед за А.Тойнби4. В своей во многом новаторской книге «Уроки Мудимбе» (2016 г.) автор впервые предложил вниманию читателей изложение современной интеллектуальной истории с учетом африканских реалий.
4. Арнольд Джозеф Тойнби (1889-1975) – выдающийся историк, философ, один из основоположников методологии цивилизационного подхода, автор фундаментального труда «Постижение истории» (1934-1961 гг.).
16 По сути, исследование представляет собой альтернативу «колониальной библиотеке». Ученый отдал дань полюбившимся ему приемам постмодернизма. В книге нашлось место аллюзиям и «ироничному» цитированию, что послужило поводом для критики, прозвавшей автора «дарридианцем».
17 Первая часть книги рассказывает о попытках самого В.Й.Мудимбе, профессора университета в ныне уже не существующем государстве Заир, на заре независимости, сбалансировать представления об африканской аутентичности и методологию западных исследователей. Вторая – включает анализ расовых, этнических, религиозных нарративов в контексте изучения постколониальной ситуации в Африке и мире. В третьей части автор рассматривает античные тексты во взаимосвязи с проблемой кросс-культурного диалога в противовес идеям однонаправленного культурного трансфера с акцентом на африканскую современность. Завершающая (четвертая) часть посвящена визуальным образам Африки, причинам противоречивого отношения к «примитивной» культуре, начиная с эпохи Возрождения, и ее ангажированности на исходе ХХ века [8].
18

ПОИСКИ ИДЕНТИЧНОСТИ: КВАМЕ ЭНТОНИ АППИА И ТОЙИН ФАЛОЛА

19 Проблема идентичности является ключевой в африканских исследованиях. Интерес к ней связан с осознанием вековой сегрегации и дискриминации, с борьбой с многообразными комплексами (вины, неполноценности) и развенчанием огромным количеством стереотипов относительно «варварства» и «невежества» чернокожих дикарей.
20 Кваме Энтони Аппиа5 – один из тех, кого можно назвать пионером африканской культурной антропологии. Его блестящее историко-культурное наследие позволяет проследить эволюцию представлений об аутентичности и идентичности, афроцентризме и космополитизме, о том, что значит быть Другим – африканцем и афро-американцем, европейцем и метисом, цветным, черным, интеллектуалом, геем, рабом, христианином, либералом в мире, где глобальные проблемы, безусловно, превалируют над глокальными.
5. Кваме Энтони Аппиа родился в 1954 г. в Лондоне; философ, историк, специалист в области культурной антропологии; его отец Джозеф Эммануэль Аппиа (ашанти), дипломат, в 1977-1978 гг. представлял Гану в ООН; мать – англичанка, писательница Пегги Криппс, дочь министра финансов Великобритании сэра Стаффорда Криппса.
21 Его выдающаяся книга «В доме отца моего» (1992 г.) [9] в 1993 г. была удостоена престижной премии Мелвила Джила Херсковица (1895-1963), этнографа, антрополога, стоящего у истоков современных африканских и афро-американских исследований в США. За ней последовали «Цветное сознание» (1996 г.) [10] в соавторстве с Эми Гутманн; совместные труды с Генри Льюисом Гейтсом-младшим. В 2005 г. в издательстве Принстонского университета вышла монография «Этика идентичности» [11], а в 2006 г. – «Космополитизм: этика в мире незнакомцев» [12].
22 Идеи космополитизма занимали К.Э.Аппиа на протяжении всей жизни и, прежде всего, в бытность профессором в Гарварде. В силу происхождения он всегда ощущал себя «гражданином мира». Космополитизм для ученого стал не только этикой, но и моралью. Он соотносил эволюцию его идей с видоизменением представлений о гражданстве, профессиональном и семейном статусе, отдавая предпочтение изучению пересекающихся групп идентичности в рамках макроистории. Люди, по мнению К.Э.Аппиа, обладают множеством идентичностей, что в условиях глобализации содействует самореализации в семье и обществе, политике и профессии, в бизнесе и виртуальной реальности, в национальном и планетарном масштабах.
23 В 2009 г. журнал «Форбс» включил Кваме Энтони Аппиа в список (он был составлен президентом Принстонского университета) семи самых влиятельных ученых мира. Его труды к тому времени уже были переведены на арабский, китайский, голландский, французский, немецкий, грузинский, иврит, индонезийский, итальянский, корейский, польский, португальский, румынский, испанский языки. В 2018 г. в Великобритании и США одновременно вышла его фундаментальная работа: «Ложь, которая связывает» [13] – обновленный, по сравнению с периодом 1990-х гг., взгляд на проблему идентичности.
24 Круг научных интересов К.Аппиа многогранен: в настоящее время это новая литературная история, религия и, как всегда, культура постмодерна. Для него она существует преимущественно в своем транснациональном, глобальном контексте как инструмент поиска новых кодов и смыслов, как механизм, если не «изобретения», то, по крайней мере, «открытия» Африки.
25 Тойин Фалола6 (ровесник К.Э.Аппиа), один из самых аутентичных ученых Африки и Нигерии, по этнической принадлежности йоруба. С молоком матери он впитал в себя ту атмосферу интеллектуальной напряженности, которая царила в Ибаданском университете, первом высшем учебном заведении Тропической Африки, где сформировалась целая плеяда ученых, писателей, публицистов, ныне олицетворяющих «Имя Нигерия», включая создателя блестящей нигерийской публицистики и драмы В.Шойинку и «отца» современного африканского литературоведения А.Иреле.
6. Тойин Фалола родился в 1953 г.; историк, постоянно живет и работает в США; сфера его интересов – история Нигерии, история Африки, история Америки.
26 Книга Т.Фалолы «Ибадан: основание, рост, перемены. 1830-1960» (2012 г.) – 1012 с. текста! [14] – и его воспоминания «Уста слаще соли» [15] представляют собой сплав личной истории, истории города, истории народа йоруба с его песнями, пословицами, таинствами и политической истории Нигерии. Вместе они стали продолжением мемуаров выпускника Ибадана В.Шойинки («Аке: годы детства», «Исара» и «Ибадан») [16; 17; 18]. Книги можно рассматривать как лучшие образцы «документальной прозы», вместившие в себя память и опыт, эмоцию и размышления. По ним следует изучать историю и культуру йоруба, африканские религии, философию, медицину, искусство, литературу.
27 Сфера научного интереса Т.Фалолы вмещает в себя темы рабства, террора, насилия, историю городского пространства, вопросы исторической памяти и диалога культур. Его подходы востребованы; у него немало учеников и последователей. Для них мэтр и его труды стали «путеводной звездой» не только в выборе жизненного пути, но и в отношении к историко-культурному наследию Нигерии, воплощением которого являются вербальные традиции: устный рассказ и его фиксация в границах художественного и научного нарративов.
28

«ПОСТКОЛОНИАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА»: НОВЫЕ ЖАНРЫ И НОВЫЕ ИМЕНА

29 Поколение современных африканских исследователей восприняло методологию, стили, жанры, реконструированные учеными, рожденными в 1930-1950-х гг. Оригинальность подходов, тиражируемых африканской интеллектуальной элитой, заключается, прежде всего, в намерении соединить несоединимое (отсюда и трансцендентальный характер генерируемого ими знания), чтобы разработать собственный алгоритм и на его основе сконструировать картину мира, где Африка обрела бы свою подлинность, свое право на существование, свою онтологию (философию бытия во взаимосвязи с познанием и логикой) наравне с другими континентами. Как следствие, на уровне научных исследований афроцентризм и евроцентризм формируют общий для африканских исследований генный субстрат и воспринимаются теперь в неразрывной связи внутри дихотомии как две части бинарной оппозиции.
30 Постколониальный дискурс, соответственно, может рассматриваться как альтернатива колониальному. Востребованность метаи мегажанров – одна из очевидных характеристик нарративов эпохи постмодерна и постколониального дискурса, возникшего на заре цифровой революции и информационной эпохи. Смешение жанров – одна из особенностей африканских исследований. Академические тексты содержат элементы мемуарной литературы и публицистики; научные биографии несут в себе заряд житийной традиции и политического детектива; мемуары вмещают элементы анализа, что только способствует их ангажированности. И это не столько следствие недифференцированности знания, как в 1960-1980 гг., сколько реализация намерения авторов вписаться в мировые тренды.
31 Стремление африканцев изучать Африку в контексте глобальных проблем вывело их на универсальные рубежи, заставив перешагнуть границы региона и континента. Свидетельство тому – появление новых имен, в т.ч. женских.
32

АХИЛЛ МБЕМБЕ: ОТ АФРОПЕССИМИЗМА К АФРОПОЛИТИЗМУ

33 Камерунский философ и историк, бывший профессор истории и политических наук Гарвардского университета (Институт Дюбуа), ныне работающий в Витватерсрандском университете в Йоханнесбурге (ЮАР), Ахилл Мбембе, испытал на себе влияние В.Й. Мудимбе. Его книга «О постколонии» (2000 г.) – сборник эссе весьма провокационного содержания – вместила в себя рассуждения об Африке на разных уровнях: историческом, экономическом, политическом (в первых двух главах), а также на уровне художественных образов, психологии, философии и богословия (в последних четырех).
34 Книга была впервые опубликована в Париже на французском языке, а спустя год в издательстве Калифорнийского университета – на английском. Автор продемонстрировал намерение уйти от западных «клише, фантазий и страхов» и, следуя установкам Зигмунда Фрейда и Франца Фанона, констатировал, что существующий в научной и популярной литературе образ Африки далек от реальности: это бессознательная проекция комплекса вины, дезавуация позиций оппонентов и просто ретрансляция устаревшей информации, утратившей свою достоверность [19].
35 В предисловии к обновленному изданию книги 2015 г. А.Мбембе поставил вопрос о том, как меняется общество в условиях постколониализма, что скрывается под маской Отца (Бога-Запада) и какой облик тот принимает после крушения колониализма? Как меняются в пространстве и времени отношения двух антиподов, в каких сферах они себя проявляют?
36 Подобно В.Й.Мудимбе, А.Мбембе рассматривает Африку не изолированно, как «вещь в себе», а во взаимоотношении с остальным миром. Следуя постмодернистским навыкам, он разыгрывает «карты Африки» на политическом, психологическом, семиотическом (коды), гендерном полях, заполняя «пустоту», образовавшуюся в границах «колониальной библиотеки», где Африка являет собой антитезу Западу (образ «абсолютно Другого»). В противовес концепции М.Фуко и его идеям биоэнергетики, А.Мбембе находит аргументы об отсутствии в Африке необходимых для цивилизованной жизни вещей недостаточными для объяснения современных форм конфронтации и подчинения, дополняя их идеями «некрополитики» (отрасли биополитики, которая изучает механизмы контроля над смертностью) [20].
37 По мнению А.Мбембе, «в современном мире суверенитет определяется способностью решать, кто может жить, а кто должен умереть» [21]. Поэтому человеческая жизнь обесценивается.
38 Проявления некрополитики он видит в радикальных действиях власти, таких как устранение «ненужных людей», вопиющие нарушения прав и человеческого достоинства женщин, сексуальное рабство, наркоторговля [22]. И если прежде насилие совершалось в силу социального неравенства, в настоящее время ситуацию усугубляет огромный избыток рабочей силы. В обществе гиперпотребления ценность человеческой жизни определяется экономической рентабельностью, провоцируя физическое и социальное насилие и избавление от «ненужных» людей, в т.ч. за счет стран третьего мира – «зон смерти», где смерть становится ключевым проявлением господства и сопротивления.
39 Подобного рода взгляды оппоненты ученого расценивали как «афропессимизм», хотя А.Мбембе никогда не был склонен к оценке ситуации только в «черном цвете», не замалчивал достижений африканских предпринимателей и того, что страны континента, в т.ч. за счет диаспоры, наращивают свой научный и интеллектуальный потенциал.
40 С искренней симпатией А.Мбембе отнесся к сторонникам афрополитизма – интеллектуальной парадигмы, возникшей за пределами Африки в среде поколения, рожденного на рубеже 1970-1980 гг. Принадлежащие к нему писатели, публицисты, блогеры предприняли контратаку на общественное мнение с целью признания достижений африканцев и развенчания стереотипов. Профессионалы, ориентированные на успех и карьерный рост, состоятельные, склонные к консюмеризму, видели в афрополитизме новую идентичность и мораль, альтернативу космополитизму, позиционируя себя не как граждане – как африканцы мира [22].
41 А.Мбембе родился в 1957 г. и в силу возраста не мог идентифицировать себя, как они: большинству из них он в отцы годился; однако он неоднократно демонстрировал им свою духовную близость, подчеркивая, что современная литература афрополитизма, как и музыка, питают его творчество наряду с философией постмодернизма.
42 А.Мбембе – не только автор академических трактатов, но и сторонник деколонизации университетского образования, популяризатор науки. Он тиражирует свои взгляды, используя СМИ и киберпространство, адаптируя научные идеи для широкой публики и пытаясь таким образом разрушить «башню из слоновой кости», которая нередко рассматривается обывателями как обитель интеллектуалов.
43

«МЕРТВАЯ ПОМОЩЬ»

44 Доктор Дамбиза Мойо, выпускница Гарварда и Оксфорда, включенная журналом «Тайм» в список «самых влиятельных людей в мире», родилась в Замбии в 1969 г. Она автор ряда бестселлеров – «Мертвая помощь: почему помощь не работает и что лучше для Африки» (2009 г.) [23], «Как потеряли Запад: пятьдесят лет экономического безумия и безупречный выбор, который впереди» (2011 г.) [24], «На краю хаоса: почему демократия не в состоянии обеспечить экономический рост и как это исправить» (2018 г.) [25].
45 Совмещая академическую деятельность с практической, Д.Мойо успешно занимается разработкой инвестиционной стратегии, управления рисками в странах с развивающейся экономикой и по праву считается одним из лучших специалистов в области международной экономики. Она изучала политическую, экономическую и финансовую ситуацию на местах – в 75 странах мира, благодаря чему стала постоянным экспертом, обозревателем и участником многих финансовых сетей, выступала с лекциями о перспективах развития глобальных рынков, рынка труда и влиянии геополитики на экономику и статьями в Financial Times, Barrons и др.
46 В книге «Мертвая помощь» автор акцентировала внимание на бесполезности внешней помощи, наносящей ущерб странам Африки, и необходимости ее прекращения. Интерес к исследованию был огромен. Практически сразу книга была опубликована на китайском, английском, французском, немецком, греческом, итальянском, японском, корейском, польском, португальском, испанском и голландском языках. По мнению Д.Мойо, помощь на протяжении десятилетий поощряла коррупцию и усиливала обнищание населения, препятствуя экономическому росту. Автор предлагала вкладывать деньги в развитие, стимулировать поддержание мира, утверждая, что успеха можно достичь только через стимулирование частного сектора и создание свободного рынка, иначе мир может оказаться на грани хаоса.
47 Д.Мойо – участник многих программ на радио и ТВ. Ее TED7-лекция (2013 г.) и выступление на HARD Talk8 (2011 г.) вызвали большой интерес в среде профессионалов и всех тех, кто интересуется развитием глобальной экономики. В 2019 г. в одном из интервью она обозначила шесть «встречных ветров», которые препятствуют экономическому росту. В их числе: развитие технологий, рост населения, дифференциация доходов, увеличение задолженности, нехватка ресурсов, снижение производительности труда. По словам аналитика, «время, в которое мы живем, уникально. Мы никогда прежде не видели такой скорости роста населения, которую мы наблюдаем сегодня, и впредь никогда не увидим. К 2100 г. численность населения в мире достигнет 11 млрд. Кроме того, наблюдается перекос в сторону роста населения в районе развивающихся рынков, где экономика крайне вялая. Мы должны ценить не только количество, но и качество рабочей силы. Предприятия уже борются за привлечение работников, обладающих навыками, необходимыми в эпоху высоких технологий. Сокращение кадрового резерва представляет опасность для компаний и мировой экономики. Возникнут проблемы, связанные с беспорядочной иммиграцией, нехваткой природных ресурсов и состоянием окружающей среды» [26]. Именно такой Д.Мойо видит ситуацию в будущем.
7. TED Talks – ежегодная конференция, инициируемая частной некоммерческой организацией TED (Technology. Entertainment, Design), созданной в 1984 г. в США с целью распространения уникальных идей в области науки и культуры. Участниками конференций в разные годы были Кваме Энтони Аппиа (2014 г.), Чимаманда Нгози Адичи (2009 г.; 2014 г.), Биньяванга Вайнайна (2015 г.) и др. ученые и писатели.

8. HARD Talk – телешоу на канале BBC; в числе его гостей были президент США Д.Трамп (2017 г.), министр иностранных дел РФ Сергей Лавров (2018 г.), Ч.Н..Адичи (2014 г.) и др.
48 Африка меняется. Она заявляет о себе, уже не просто обновляя, а формируя современный субстрат не только африканских, но и глобальных исследований. Встраивание Африки в мировой контекст разрушает стереотипы, заложенные в границах колониального дискурса, и создает для африканской интеллектуальной элиты особые перспективы, тем более что мотивация на образование, академический и карьерный рост на континенте действительно высока.

References

1. Said E.V. 2006. Orientalism. St.Petersburg (In Russ.)

2. Khokholkova N.E. 2019. Afrocentrism in the USA: Theory and Practice of Sociocultural Transformations. M. (In Russ.)

3. Gavristova T.M. 2014. Unknown Africa: A History in Biographies. Yaroslavl (In Russ.)

4. Gavristova T.M. 2002. African intellectuals out of Africa. Yaroslavl (In Russ.)

5. Mudimbe V.Y. The Invention of Africa. London: Bloomington, 1988. XII, 241 p.

6. Mudimbe V.Y. The Idea of Africa. Bloomington: Indiana Univ. Press, 1994. 256 p.

7. Sow N. Diaspora Dynamics: Shaping the Future of Literature. Journal of the Africa Literature Association. 2017. Vol. 11. Pp. 28-33.

8. Mudimbe V.Y. The Mudimbe Reader. Charlottesville: University of Virginia Press, 2016. 280 p.

9. Appiah K.A. In My Father’s House: Africa in the Philosophy of Culture. N.-Y.: Oxford University Press, 1992. 225 с.

10. Appiah K.A., Gutmann A. Color Conscious: The Political Morality of Race. Princeton, N. J.: Princeton University Press, 1998. 200 p.

11. Appiah K.A. The Ethics of Identity. Princeton, N. J.: Princeton University Press, 2007. 384 p.

12. Appiah K.A. Cosmopolitanism: Ethics in a World of Strangers. N.Y.: W.W. Norton & Co., 2006. 196 p.

13. Appiah K.A. The Lies That Bind: Rethinking Identity. Creed, Country, Colour. Class, Culture. London: Profile Books, 2018. 272 p.

14. Falola T. Ibadan: Foundation, Growth and Change. 1830-1960. Ibadan: Bookcraft, 2012. 1012 p.

15. Falola T. A Mouth Sweeter than Salt: An African Memoir. University of Michigan Press, 2004. 288 p.

16. Soyinka W. 1987. Ake: the Years of Childhood. M. (In Russ.)

17. Soyinka W. Isara: A Voyage around “Essay”. L.-N.-Y.: Vintage, 1991. 262 p.

18. Soyinka W. Ibadan, The Penkelemes Years. A Memoirs. 1945-1967. L.: Methuen Publishing Ltd, 2000. 397 p.

19. Mbembe A. On the Postcolony. Berkley: Univ. of California, 2001. 274 p.

20. Mbembe A. Necropolitics. Public Culture. 2003. № 15 (1). Pp. 11-40.

21. Mbembe A. At the Edge of the World: Boundaries, Territoriality, and Sovereignty in Africa. Public Culture. 2000. № 12(1). Pp. 259-284.

22. Gavristova T.M. 2017. Afropolitanism: an Alternative to Cosmopolitanism or Identity Transformation. Vestnik of St. Petersburg University. Oriental and African Studies. № 9, V. 2 (In Russ.)

23. Moyo D. Dead Aid: Why Aid Is Not Working and How There Is a Better Way for Africa. http://cms.medcol.mw/cms_uploaded_resources/4685_4.pdf (accessed 03.12.2019)

24. Moyo D. How the West was Lost: Fifty Years of Economic Folly. London: Penguin Books, 2012. 240 p.

25. Moyo D. Edge of Chaos: Why Democracy Is Failing to Deliver Economic Growth and How to Fix It. N.-Y.: Basic Books, 2018. 320 p.

26. Maxwell Ch. Dambisa Moyo on six barriers to global growth – and how leaders can shatter them. https://www.director.co.uk/dambisa-moyo-on-the-six-barriers-to-growt (accessed 03.12.2019)

Comments

No posts found

Write a review
Translate