South Africa: Quarter of a Century After Apartheid
Table of contents
Share
Metrics
South Africa: Quarter of a Century After Apartheid
Annotation
PII
S032150750007025-9-1
DOI
10.31857/S032150750007025-9
Publication type
Review
Status
Published
Authors
Yury Skubko 
Occupation: Senior Research Fellow, Centre for Southern African Studies, Institute for African Studies RAS
Affiliation: Institute for African Studies, Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Vasily Sidorov
Occupation: Research Fellow, Centre for Southern African Studies, Institute for African Studies RAS
Affiliation: Institute for African Studies, Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
61-63
Abstract

The Round table “South Africa: a quarter of a century after apartheid” (1994-2019) held at the Institute for African Studies of Russian Academy of Sciences was dedicated to analysis of achievements and problems of this most developed African state. The speakers noted that that a number of positive shifts have taken place in South Africa after the liquidation of the system of racial discrimination and apartheid, including establishment of non-racial democracy, realization of mass housing building programme, electrification and sanitation programs for the most impoverished segments of the African population, growth of the Black middle class. At the same time certain negative processes have also taken place provoking growth of social tensions. Among them: widespread corruption and nepotism (“state capture” by corrupt oligarchy surrounding former president Zuma) and xenophobia, administrative mismanagement and slowdown of economic growth, aggravation of unemployment and social inequality. Change of political leadership (new president C. Ramaphosa took office in 2018) is considered as an attempt by the ruling ANC to purify the country’s socio-political life and attain sustainable and inclusive economic growth. In South Africa the end of the Zuma era that has been known as the “lost decade” brings elements of positive change as the new administration makes steps to return public trust.

Keywords
South Africa, apartheid, socio-economic development, corruption, ANC
Received
02.12.2019
Date of publication
02.12.2019
Number of characters
12117
Number of purchasers
9
Views
136
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
800 RUB / 16.0 SU
All issues for 2019
0 RUB /  SU
1 В июне 2019 г. в Институте Африки РАН был проведен круглый стол по теме «ЮАР: четверть века после апартеида», организованный Центром исследований стран Юга Африки.
2 Выступая на круглом столе, к.э.н. В.А.Сидоров (ИАфр РАН) отметил, что за 25 лет непрерывного правления Африканского национального конгресса (АНК) ВВП ЮАР почти удвоился. Однако в последние 5 лет рост ВВП с трудом поспевал за ростом населения. При этом не стоит забывать, что и в 1980-х – начале 1990-х наблюдалось существенное сокращение ВВП на душу населения. Также за последние 20 лет официальный уровень безработицы в стране не опускался ниже 20%, а за последние 10 лет он вырос с 23% до 27%. 25 лет назад страна была близка к банкротству – золотовалютные резервы ЦБ ЮАР (Резервного банка) составляли всего $3 млрд, а сейчас они достигают $50 млрд.
3 Кроме того, с 1994 г. число южноафриканцев, имеющих доступ к электричеству, увеличилось с 35% до 80%, число имеющих доступ к водоснабжению – с 60% до 90%. Было построено 3,5 млн домов для 15 млн человек (правда, качество предоставляемых государством услуг очень низкое и вызывает серьезные нарекания населения).
4 Фактически сегодня дальнейшее развитие экономики упирается в нехватку действующих генерирующих мощностей в электроэнергетике. Другими фундаментальными проблемами являются нехватка квалифицированных кадров и коррупция.
5 Говоря о наиболее серьезных проблемах, накопившихся за рассматриваемый период, к.э.н. Ю.С.Скубко (ИАфр РАН) обратил внимание на коррупционное перерождение аппарата АНК, непрерывно правящего последние четверть века, и управленческую деградацию на различных уровнях власти, что, в частности, привело экономику в последнем десятилетии практически к стагнации (реального роста реального сектора экономики не наблюдалось с 2008 г., а 2019 г. начался с серьезного спада). Это десятилетие, омраченное расследуемым в настоящее время «захватом государства» клептократической олигархией, связанной с семьей бывшего президента Дж.Зумы, называют в ЮАР «потерянным».
6 Пытаясь обобщить четверть века развития ЮАР под бессменным руководством АНК, выступавший отметил скромность успехов при нарастании системных проблем. Наибольшие успехи достигнуты в социальной сфере (поддержание социального мира, обеспечение по минимуму жильем и удобствами наиболее обездоленных), но при этом продолжается рост социального неравенства, высок уровень бедности и безработицы. Примерно треть населения получает социальные пособия, а среди молодежи безработных свыше половины при низких темпах экономического роста, которые уже ниже темпов прироста населения. Трудно также не заметить кризис в сфере образования и дефицит квалифицированных кадров при ускорении эмиграции, коррупционное перерождение «политического класса» (особенно в годы Дж.Зумы) и невыполнение практически всех намеченных программами развития стратегических задач: построение «радужной» нации, где гармонично взаимодействуют все этносы, экономики знаний, нерасовой демократии.
7 Вместо социальной справедливости усугубляется неравенство, вместо расширения экономических возможностей для продуктивной работы черного населения создан в значительной своей части паразитический слой черных «тендерпренеров», кормящийся «распилом» госбюджета и «отступными» белого бизнеса. Вместо построения общества равных возможностей и сотрудничества людей всех рас на общее благо наступает «позитивная дискриминация» и ксенофобия, переходящая в погромы мигрантов. Произволу коррупционеров способствует их безнаказанность: обещавший очистить власть и страну от коррупции, новый президент С.Рамапоса пока не решился на серьезную чистку коррупционеров в структурах правящей партии.
8 Несмотря на снижающуюся поддержку электората на общенациональных выборах, АНК пока сохраняет свою власть (в отсутствие дееспособной альтернативы), но серьезные проблемы в южноафриканском обществе требуют решения, и относительный социальный мир в стране может рухнуть от достаточно серьезного толчка. Одно обстоятельство хорошо служит сохранению стабильности страны и ее правительства – у ЮАР сейчас нет явных внешних врагов, однако обострение борьбы за мировые ресурсы может в ближайшие годы осложнить ситуацию, и развязанные администрацией Д.Трампа торговые войны уже негативно сказываются на экспортно-ориентированной южноафриканской экономике.
9 Д.и.н. В.Г.Шубин (ИАфр РАН), анализируя недавние выборы в ЮАР, рассмотрел подготовку, ход и результаты голосования в парламент и законодательные собрания провинций, состоявшиеся в ЮАР в мае с.г. В частности, был проведен анализ предвыборных манифестов ведущих политических партий и применявшейся ими тактики. Было высказано мнение, что результаты выборов не привели к существенному изменению соотношения политических сил и подтвердили роль АНК как ведущей политической силы, которой в общенациональном масштабе другие партии не смогли составить конкуренцию. Был также проанализирован состав нового правительства ЮАР, сформированного президентом Сирилом Рамапосой после завершения избирательного процесса.
10 Н.А.Воронина (ИАфр РАН) в своем анализе роли церквей в политической борьбе в ЮАР на современном этапе отметила, что церкви достаточно активно вовлечены в политическую жизнь южноафриканского общества на современном этапе. Разные церкви пользуются авторитетом и доверием у разных групп южноафриканцев и способны в кратчайшие сроки призвать прихожан к действиям. Как и во времена апартеида, есть группы церквей, которые поддерживают правительство, а также есть те, кто выступает против правящей партии.
11 На последних парламентских выборах 2019 г. мы столкнулись с феноменом, который требует дополнительного изучения – формирование религиозных партий и становление церквей как субъекта политической жизни. Более того, на арену выходит группа традиционно аполитичных церквей (африканских христианских церквей, мессианских).
12 К.полит.н. С.В.Костелянец (ИАфр РАН) в своем докладе: «Исламский терроризм в ЮАР: реальность или конструкт?» указал, что сохраняется тенденция к постепенному росту уровня террористической угрозы в странах Африки. Под знаменами сетевых террористических организаций атаки экстремистов распространяются все дальше на юг континента – в ДРК, Танзанию и Мозамбик. Все больше преступлений, связанных с деятельностью исламистов, фиксируется и в ЮАР.
13 C 2011 г. ЮАР ухудшила свое положение в глобальном индексе терроризма на 65 позиций, поднявшись с 111-го места на 46-е. В 2018 г. в ЮАР наметилась новая тенденция – активизация деятельности экстремистов, вдохновленных идеями Исламского государства (ИГ). В феврале 2018 г. группа лиц, связанная с ИГ, похитила в Кейптауне двух британских подданных и позже убила их. В мае 2018 г. экстремисты совершили нападение на мечеть в Дурбане: погиб один человек и двое были ранены. Летом 2018 г. полиция предотвратила серию взрывов с использованием самодельных бомб. В то же время есть основания полагать, что связи южноафриканских террористов с ИГ пока непрямые. В этой связи представляется важным осмысление перспектив нарастания угрозы со стороны исламистов на самом юге континента.
14 К.и.н. Т.С.Денисова в докладе «Нигерия и ЮАР: характер взаимоотношений» отметила, что торгово-экономические и политические отношения между Нигерией и Южной Африкой были установлены в 1950-е гг., но в течение всего периода их развития, особенно после обретения Нигерией в 1960 г. независимости и после краха в 1994 г. режима апартеида в ЮАР, они развивались нестабильно и переживали периоды подъема и спада, потепления и конфронтации. Враждебность между двумя «африканскими гигантами» на государственном и гражданском уровнях в значительной степени объяснялась их соперничеством за статус «континентального лидера» и более жесткой, чем в их отношениях с другими странами, зависимостью двусторонних контактов от личных симпатий и антипатий политических лидеров.
15 Между тем, правительства обоих государств опасались поставить под угрозу торгово-экономические отношения, т.к. в этой сфере Нигерия и ЮАР зависят друг от друга: Претория – от нигерийской нефти, Абуджа – от южноафриканских инвестиций и технологий. Именно поэтому, несмотря на политические разногласия, торговоэкономические связи между двумя странами сохраняются на достаточно высоком уровне.
16 К.и.н. Л.Я.Прокопенко (ИАфр РАН) проанализировала гендерную симметрию в политике ЮАР за истекшие годы после апартеида. Дело в том, что женщины традиционно играли значительную роль в общественно-политической жизни страны, в т.ч. и в период правления белого меньшинства, но тогда во властных структурах это были африканерки, а представительницы дискриминируемого черного большинства играли важную роль в национально-освободительном движении (например, Альбертина Сисулу). В постапартеидный период женщины традиционно были спикерами парламента, занимали множество депутатских мест и административных постов, а сегодня в новом правительстве президента С.Рамапосы половина министров – женщины, т.е. гендерное равенство обеспечивается не хуже, чем где-нибудь в Скандинавии. Велика роль женщин и в оппозиционных партиях (Хелен Зилле). После выборов (2019) доля женщин в парламенте увеличилась с 42% до 45%.
17 В докладе М.Г.Образцовой (Госдума РФ) были рассмотрены сдвиги в экономике ЮАР в постапартеидный период. Отмечено, что после падения системы апартеида в 1994 г. и прихода к власти демократического правительства во главе с АНК Южная Африка проделала сложный путь трансформаций, и этот процесс далеко не закончен. Глубинные проблемы в экономике и обществе, доставшиеся АНК в наследство от расистского режима, до сих пор сохраняются. Высказано мнение, что за 25 лет экономика страны совершила переход от индустриальной к постиндустриальной стадии. Отмечено сохранение важной роли горнорудной отрасли в экономике страны. Автор подчеркнула, что ЮАР – единственная африканская страна, которая является членом «большой двадцатки» (G20), и с 2011 г. участвует в работе клуба крупнейших развивающихся экономик – БРИКС. Вместе с тем, несмотря на все усилия правительства, сохраняется ряд серьезных проблем, таких как очень высокий уровень неравенства. АНК предстоит большая работа по восстановлению кредита доверия населения, т.к. на выборах 8 мая 2019 г. АНК получил самую низкую поддержку на общенациональных выборах за всю постапартеидную эпоху.
18 Подводя итоги дискуссии на круглом столе, можно отметить, что ЮАР является наиболее индустриально развитой страной континента и обладает одними из самых больших запасов полезных ископаемых в мире. У нее также есть человеческий потенциал, необходимый для успешного развития. Это действительно страна с богатыми возможностями и, кроме того, – ворота в Африку с огромным рынком и потенциалом экономического роста.
19 Южная Африка, освобождаясь от негативного наследия апартеида, находится на сложном историческом перекрестке перед лицом сохраняющихся из прошлого и новых проблем своего экономического, социального и политического развития. Предстоят трудные преобразования в экономике и структурах власти, которые определят, сможет ли страна, наконец, выйти на траекторию устойчивого инклюзивного развития, или же получит продолжение уже довольно длительный (после 2008 г.) период медленного роста, стагнации, коррупции и распространения «клановости» и кумовства в структурах власти, высокой безработицы и неравенства. Многое будет зависеть от видения и смелости, компетентности нового политического руководства ЮАР в проведении «нового курса», намеченного президентом С.Рамапосой, подтвердившим на майских выборах 2019 г. свой мандат на власть.