The Succession Crisis In Algeria
Table of contents
Share
Metrics
The Succession Crisis In Algeria
Annotation
PII
S032150750005160-8-1
DOI
10.31857/S032150750005160-8
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Natalia A. Zherlitsyna 
Affiliation:
Institute for African Studies, Russian Academy of Sciences
Associated Professor, Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
19-23
Abstract

The article analyzes the internal situation in the People’s Democratic Republic of Algeria on the eve of the presidential elections scheduled for April 18, 2019. After the long fluctuations of the ruling elite, the candidacy of the 93-year-old President Abdelaziz Bouteflika was nominated for the fifth time. This decision demonstrates the insurmountable political conflicts in the Algerian elites resulting from the failure to decide who has the right to decide on a successor. The succession crisis cannot be resolved without the approval of the two institutions that form the Algerian state: the presidential environment and the army. The power struggle between the two groups goes beyond the old political system created half a century ago. In light of the difficult situation faced by Algeria in the economic and political spheres and in terms of regional security, the extension of the reign of Bouteflika for a fifth term will serve as a likely catalyst of much greater instability than the one faced by his regime at the present time. The future of the country urgently requires rejuvenation of elites, modernization and diversification of the economy, openness in the political sphere. Most institutionalized political parties tacitly supported fifth term of Bouteflika, while some opposition groups protested. Another five years under the rule of seriously ill President, surrounded by a mysterious circle of decision makers, is not an acceptable scenario for many in the North African state. The natural result was the resignation of President Bouteflika on April 4, 2019 and the refusal to participate in the elections under the pressure of the people. But Bouteflika leaves Algeria on the threshold of new uncertainties.

Keywords
Algeria, presidential election, Bouteflika, the succession crisis, the threat of destabilization, the ruling elite
Date of publication
31.05.2019
Number of purchasers
32
Views
572
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
800 RUB / 16.0 SU
All issues for 2019
0 RUB /  SU
1

Страны Северной Африки, несколько лет назад оказавшиеся в эпицентре «арабской весны» и до сих пор преодолевающие последствия тех событий, в 2019 г. вновь вступают в период политической неопределенности.

2

Очередные президентские выборы должны состояться в Алжире, Тунисе и Мавритании, и этот, как принято считать, нормальный политический процесс ставит страны региона на грань кризиса. 

3

Уязвимость трех стран Магриба - Алжира, Марокко и Туниса обусловливается во многом общей особенностью высшей власти. Три магрибинских режима ослаблены из-за состояния их лидеров: президент Алжира (с 2 апреля 2019 г. экспрезидент) Абдельазиз Бутефлика (82 года) и король Марокко Мохаммед VI (56 лет) очень больны [1, c. 6], а президенту Туниса Беджи Кайду Эссебси в этом году исполнится 93 года. 

4

И это в регионе, где проживает более 90 млн человек, а 60% населения - моложе 30 лет [2]. Несмотря на трудные условия жизни, обусловленные многочисленными социально-экономическими проблемами, в т.ч. уровнем безработицы, колеблющимся от 15 до 20%, энергичность этой молодежи, зачинателя «арабской весны», была доказана.

5

НЕОЧЕВИДНЫЙ ВЫБОР

Алжир - самая большая по площади страна в Африке, от нее во многом зависит стабильность всего региона. Но впервые за многие годы никто не может с уверенностью сказать, что произойдет со страной после президентских выборов. Срок полномочий президента Бутефлики истекал 28 апреля с.г. 

6

После затянувшегося молчания только 18 января 2019 г. президент подписал указ, согласно которому следующие выборы главы государства должны были пройти, в соответствии с конституцией, 18 апреля, что положило конец спекуляциям в средствах массовой информации о возможной отсрочке президентских выборов. Долгие колебания властей породили слухи о грядущем пересмотре конституции, что позволило бы продлить нынешний мандат Бутефлики на один или два года - время, необходимое, чтобы достичь консенсуса по его преемнику. 

7

Для участия в предстоявших президентских выборах кандидатура главы государства, А.Бутефлики, была выдвинута правящей коалицией: партиями «Национальное демократическое объединение» (НДО) и «Фронт национального освобождения» (ФНО). Объявил об этом Ахмед Уяхья, генеральный секретарь НДО, премьер-министр Алжира.

8

Абдельазиз Бутефлика находился у власти с 1999 г., т.е. 20 лет. Его самым весомым достижением и заслугой является вывод страны из периода гражданской войны 1990-х гг. Кроме установления мира, все прочие успехи его президентства, на наш взгляд, спорны: в экономическом плане страна усугубила свою зависимость от углеводородов, и государственная политика по-прежнему чувствительна к колебаниям цен на баррель. В политической сфере за время правления Бутефлики так и не были созданы сильные независимые институты и демократический механизм ротации власти. Легкость, с которой менялись положения конституции каждый раз, когда это было выгодно правящей верхушке, сделала Основной закон страны в определенной степени легковесным.

9

О тяжелых болезнях президента Бутефлики ходили слухи еще во время первых двух его президентских сроков (1999-2004 и 2004-2009 гг.). Вдобавок к этому, в 2013 г., уже во время третьего президентского срока, он перенес инсульт, лишивший его контроля над рядом функций и поместивший в инвалидное кресло. С тех пор он не принимал непосредственного участия в общественных мероприятиях, очень редко выступал, не участвовал даже в собственной избирательной кампании 2014 г. 

10

Сюрреалистическая избирательная кампания была проведена по доверенности от имени отсутствующего кандидата. Но в 2014 г. Бутефлика, по крайней мере, объявил о своей кандидатуре на четвертый срок за 14 месяцев до 17 апреля, а не за 2 месяца, как сейчас. При вступлении в должность Бутефлика даже не смог прочесть полный абзац национальной присяги, в результате чего сложилось впечатление, что ему будет очень трудно выполнять свои обязанности в течение его четвертого мандата. 

11

За пять последних лет пребывания в должности президент Алжира едва ли присутствовал на четырех, максимум пяти мероприятиях [3]. В декабре 2018 г. он не смог встретиться с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бен Сальманом, который посетил Алжир с визитом. Последняя встреча Бутефлики с высокопоставленным иностранным чиновником состоялась во время визита канцлера Германии А.Меркель в Алжир 17 сентября 2018 г. Президент был показан народу государственным телевидением 1 ноября 2018 г. во время возложения венка к мемориалу жертв войны за независимость Алжира. Бутефлика, казалось, изо всех сил пытался поднести руки к лицу, чтобы исполнить необходимый ритуал после прочтения Фатихи, первой суры Корана [4].

12

Четвертый срок правления больного президента характеризовался непреодолимыми политическими конфликтами в алжирских элитах, возникшими в результате неспособности договориться, кто обладает правом решать вопрос о преемнике.

13

Больной и неспособный обращаться к алжирцам, Бутефлика должен был стать кандидатом на пятый срок. Несмотря на плачевное состояние здоровья президента, партии провластного блока настаивали на том, что нынешний лидер наилучшим образом служит интересам страны. Они утверждали, что никто не может возглавить Алжир на предстоящем этапе, кроме Бутефлики.  

14

Так, по мнению премьер-министра А.Уяхьи, состояние здоровья Бутефлики «не препятствует ему участвовать в выборах, у него был инсульт в апреле 2013 г., и он выиграл президентские выборы в апреле 2014 г. в том же состоянии здоровья... Очевидно, что президент Бутефлика не будет проводить свою предвыборную кампанию, потому что здоровье не позволяет ему, и ему это не нужно, потому что народ теперь знает его» [5]. 

15

Согласно действующей конституции, в случае смерти президента Бутефлики президентом республики должен был стать президент Совета нации, верхней палаты парламента страны, и он занимал бы этот пост в течение 60 дней, пока не пройдут президентские выборы, но сам не смог бы баллотироваться в качестве кандидата. Неопределенный исход этого процесса, как представляется, беспокоил верхушку режима. Более четкая линия наследования позволила бы разрешить эту проблему, но требовала урегулирования вопроса о конкретном кандидате. Правящая элита страны не могла договориться, кто должен заменить пожилого президента.

16

УСТАРЕВШАЯ КОНСТРУКЦИЯ ВЛАСТИ

Эта правящая элита - «Le pouvoir», как называют ее алжирцы, - баланс власти между армейской верхушкой, разведывательными службами и президентской администрацией. Отличительными чертами внутренней политической деятельности АНДР являются закрытость и непрозрачность, что затрудняет понимание того, что именно происходит в стране.

17

Со времени обретения независимости политическая система АНДР опиралась на два института: президента и армию. Доверие к президенту всегда основывалось на коллективной памяти о войне Алжира за независимость и его участии в ней. Бутефлика - последний представитель старой революционной гвардии ФНО, стоявший рядом с первым президентом Алжира Бумедьеном. Бутефлика воспринимается алжирцами как наследник его легитимности.

18

ФНО находится у власти с момента обретения Алжиром независимости в 1962 г., после того как из революционной армии превратился в политическую партию. Политические кампании этой партии всегда в значительной степени опирались на ее заслуги в обеспечении независимости Алжира при сохранении глубоких связей со своим военным партнером - Алжирской национальной армией. 

19

В АНДР армия играет исключительно важную роль, являясь одной из ведущих политических организаций. Истоки этого лежат в периоде борьбы за независимость, которая велась вооруженным путем. По меткому выражению алжирского историка Мухаммеда Харби, в Алжире не государство контролирует военных, а военные контролируют государство [6]. 

20

На протяжении всего периода независимого развития тенденция к укреплению военного аппарата и сил безопасности только упрочивалась. Три четверти алжирского населения по-прежнему доверяют вооруженным силам значительно больше, чем любому другому политическому институту [7]. Независимость армии, а также ее мощь вызывают уважение и страх у гражданского правительства. Военные уже давно пользуются репутацией нейтрального арбитра на политической арене Алжира в дополнение к образу главного защитника страны. Кризис преемственности не может быть решен без одобрения армии.

21

Генерал Ахмед Гаид Салах, начальник штаба армии и первый заместитель министра обороны (министр обороны АНДР - президент) - самая влиятельная фигура в политической элите Алжира. Недаром его в последние годы стали называть «алжирским ас-Сиси» (по аналогии с президентом Египта Абдель Фаттахом ас-Сиси, министром обороны, пришедшим к власти в результате военного переворота в 2013 г. 

22

В преддверии выборов в Алжире раздавались призывы к вмешательству армии в избирательный процесс с целью недопущения «нарушения конституции». Хотя генерал Ахмед Гаид Салах от имени алжирских военных пообещал не вмешиваться в политический процесс, заявив, что армия «знает свои пределы и свои конституционные задачи» [8], его растущее влияние беспокоит окружение президента. И прежде всего - президентскую фракцию и проправительственных бизнесменов во главе с младшим братом президента Саидом Бутефликой. Результатом является борьба за власть между эими двумя группами.

23

Учитывая нынешний уровень раздробленности и борьбы за власть между правящими группами, сомнительно, что нынешняя элита сможет договориться о кандидате в президенты. Рамки старой политической системы, созданной полвека назад, становятся тесны новому амбициозному поколению, а сама она лишается опоры по мере того, как отходят от активной деятельности ветераны, сражавшиеся против французов. 

24

Из-за затянувшихся разногласий поиск консенсуса по поводу преемственности превратился в «холодную войну». Среди ее проявлений - политический шантаж, провокации, стагнация управления и непредсказуемость последствий. Череда громких отставок и реорганизаций в верхушке армии, спецслужб и губернаторского корпуса, имевших место в последние годы, указывает на противоречивые усилия армии и президента сохранить контроль в переходный период. 

25

СТРАНА НУЖДАЕТСЯ В ОБНОВЛЕНИИ

В свете тяжелой ситуации, с которой сталкивается АНДР в экономической и политической сферах и в плане региональной безопасности, продление правления Бутефлики на пятый срок послужило бы, вероятно, катализатором гораздо большей нестабильности, чем та, с которой сталкивается его режим в настоящее время. По мнению многих алжирских аналитиков, будущее страны настоятельно требует омоложения элит, модернизации и диверсификации экономики, открытости в политической сфере, делегирования полномочий региональному управлению, возобновления диалога с соседями по региону, включая Марокко, по ряду чувствительных вопросов, включая долговременный западносахарский конфликт*. 

* Истоки конфликта восходят к колониальному прошлому Алжира и Марокко. Получив независимость в 1956 г., Марокко начало предпринимать попытки воссоединиться с территорией Западной Сахары. Открытый конфликт за обладание данной территорией - «война в песках» между Марокко и Алжиром - начался в 1963 г. С 1973 г. независимость Западной Сахары отстаивает Фронт ПОЛИСАРИО. Алжир входит в число стран, поддерживающих его борьбу (прим. авт.).
26

Замедление темпов роста экономики (если в 2014 г. он составлял 3,8%, то в 2018 г. - 1,3%) вынудило Алжир принять меры жесткой экономии при одновременном повышении налогов - политика, которая негативно сказывается на гражданах со средним уровнем дохода. 12% образованной молодежи остаются безработными, а уровень инфляции в 5,5% в 2018 г. заставил Всемирный банк предупредить алжирское правительство, что 10% населения могут снова оказаться в нищете [9, c. 79]. Растущее социальное недовольство, вызванное замораживанием государственных расходов, ограниченным притоком капитала и высоким уровнем безработицы среди молодежи, - это те вопросы, которые могут занять центральное место на предстоящих выборах.

27

Кроме того, сохраняются региональные диспропорции в развитии страны. Особенно критические и сложные экономические и социальные условия сложились в южной части Алжира. У жителей провинций Уаргла, Лагуат и Бешар чувство отчужденности и маргинализации постепенно выросло до такой степени, что они стали протестовать против таких условий жизни [10]. Решение региональных проблем, особенно в таком жизненно важном регионе, как Южный Алжир, является обязательным условием для поддержания стабильности в стране. 

28

Политическая ситуация в АНДР стагнирует, правительство игнорирует призывы оппозиции к проведению всеобъемлющей политической реформы. Свобода слова и выражение мнений в Алжире в значительной степени подавляются. Алжирские суды полны блогеров, которых преследуют по обвинению в «оскорблении официальных органов». Немногие независимые СМИ также сталкиваются с беспрецедентным давлением, выражающимся в лишении их источников государственной и частной рекламы, - тактика, которая уже привела к банкротству десятки газет.

29

Положение в области региональной безопасности в Алжире также не является стабильным. Протяженные границы страны с такими непокойными странами, как Ливия и Мали, несут угрозу проникновения международного терроризма внутрь АНДР. Сахельский регион вдоль южного фланга Алжира стал убежищем для террористов и организованных преступных группировок, способствуя развитию радикализма и экстремизма. Все эти проблемы являются серьезным бременем для алжирских вооруженных сил. 

30

Увеличение числа беженцев, направляющихся через Алжир по пути в Европу, также представляет собой беспрецедентный вызов для страны. 

31

Между тем, алжирская дипломатия находится в проигрышном положении: из-за того, что Бутефлика слишком болен, чтобы совершать поездки, Алжир исчез с международной и региональной арены дипломатии, что негативно влияет на его отношения с иностранными партнерами.

32

Все это создает серьезные проблемы для алжирского правительства. И хотя режим продемонстрировал способность справляться с этими кризисами контролируемым образом, ключевым вопросом для Алжира в ближайшие годы будет переход власти в случае отказа президента Бутефлики от участия в выборах или его неожиданного ухода с поста, как и случилось.

33

Окружение Бутефлики решило, что он должен баллотироваться на беспрецедентный пятый срок, и это решение вызвало смешанные чувства в политической сфере Алжира в отношении того, будет ли это хорошо или плохо для страны. Большинство институционализированных политических партий молчаливо поддержали его пятый срок, в то время как некоторые оппозиционные группы выразили протест. 

34

Так, Фронт социалистических сил (ФСС) решил не участвовать в президентских выборах. Причиной было названо «отсутствие условий для проведения свободных, демократических, честных и прозрачных выборов». ФСС призвал алжирцев к «активному, массовому и мирному бойкоту выборов» [11]. Представленное в парламенте «Объединение за культуру и демократию» (ОКД) объявило, что оно также не будет участвовать в президентских выборах. Представитель ОКД Ясин Айссуан заявил: «Не будет никаких выборов, кроме назначения главы государства» [11]. 6 независимых деятелей и 5 политических партий отозвали заявки на президентские выборы. Вряд ли можно ожидать, что кто-либо из видных алжирских деятелей согласится участвовать в гонке с заранее известным результатом, выполняя функции механического зайца на бегах. 

35

Еще пять лет под властью редко появляющегося президента, окруженного таинственным кругом лиц, принимающих решения, не являются приемлемым сценарием для многих в североафриканском государстве. Эффективность Бутефлики как правителя была поставлена под сомнение «Группой 19-ти» - объединением известных алжирских общественных деятелей, которые публично потребовали аудиенции у президента, на что не было получено никакого ответа [12]. 

36

Луиза Хануне, бывший министр и член «Группы 19-ти», прямо обвинила теневую группу олигархов и министров в манипулировании президентом, заявив, что никто не встречается с Бутефликой, кроме его брата и избранных. Группа также критикует политический паралич, с которым Алжир будет продолжать сталкиваться, если Бутефлика останется президентом, особенно учитывая зависимость страны от нефти и газа и ее неспособность обеспечить работой миллионы безработной молодежи. 

37

Оппозиция обвиняет ближний круг президента, в частности, его младшего брата Саида и группу связанных с ним магнатов, в захвате власти под предлогом слабого состояния здоровья Бутефлики. В мае прошлого года 14 алжирских оппозиционных политиков, активистов, юристов и ученых во главе с бывшим премьер-министром Ахмедом бен Бейтуром направили президенту Бутефлике письмо с прямым призывом не соглашаться на пятый президентский срок, поскольку это будет «катастрофой для него самого и для страны» [13].

38

Решение Бутефлики баллотироваться могло привести страну к опасному уровню нестабильности. Внутренняя стабильность подрывается растущим социальным разочарованием среди разгневанной безработной молодежи Алжира и недовольством политических и деловых элит, которые возмущены правящей верхушкой, в которой доминирует популистская геронтократия и отсутствует обратная связь. Сочетание внешних угроз и непростой внутренней обстановки создавало дестабилизирующий потенциал для Алжира. 

39

НАРОД НЕ БЕЗМОЛВСТВУЕТ

И взрыв наступил в конце февраля 2019 г., когда сотни тысяч алжирцев вышли на улицы столицы и других городов страны, протестуя против участия Бутефлики в президентских выборах и призывая к отставке. Эти выражения недовольства стали неприятным сюрпризом для правящих элит. В первые недели протестов, продлившихся почти два месяца, властная элита пыталась разрешить ситуацию меньшими уступками, но, в конце концов, вынуждена была уступить воле народа. Последним толчком к отставке Бутефлики стало заявление генерала А.Г.Салаха, поддержавшего протестующих [14]. 2 апреля 2019 г. Бутефлика заявил об отставке, 4 апреля она была ратифицирована Конституционным советом АНДР.

40

Несмотря на то, что протестующим удалось убрать Бутефлику с поста без единой потери жизни или выстрела со стороны служб безопасности, противостояние еще далеко не закончилось. Влияние бывшего президента будет по-прежнему ощущаться, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Спикер Сената Абделькадер Бенсалах, союзник Бутефлики, должен наблюдать за временным правительством в течение 90 дней, пока организуются выборы. Алжир остается в руках прежней скомпрометированной системы. Активисты мирных протестов заявляют: «Мы выиграли одну политическую битву, но не войну» и призывают не прекращать пятничные протесты до тех пор, пока не появятся гарантии глубоких изменений в политической системе. 

41

Номинально сейчас Алжир возглавляется временным правительством. Но, несомненно, армия будет внимательно следить за ним. Генерал А.Г.Салах, начальник штаба армии, является самой сильной политической фигурой в стране в настоящее время. Придется ли армии брать власть в свои руки или же гражданские политики смогут найти компромисс, остается открытым вопросом. 

References

1. Akram Belkaïd. Les gérontocrates et le dilettante // Le Monde diplomatique. Décembre 2018. Paris.

2. Northern Africa Population 2019 // Worldometers - http://www.worldometers.info/world-population/northern-africapopulation (accessed 03.02.2019)

3. Verdier Marie. En Algérie, l’élection présidentielle déjà cadenassée // La Croix. Paris. 22.01.2019.

4. Lamine Ghanmi. Uncertainty clouds Bouteflika’s re-election prospects // The Arab Weekly. 20.12.2018.

5. Présidentielle en Algérie: la coalition au pouvoir présente la candidature de Bouteflika // Le Point. Paris. 03.02.2019.

6. Rachid Tlemcani. The purge of powerful Algerian generals: Civil-military reform or presidential power grab? // Aljazeera Centre for Studies. 12.02.2017 - http://studies.aljazeera.net/en/reports/2017/02/170212111608848.html (accessed 04.02.2019)

7. Abdelillah Bendaoudi. Gaïd Salah and the Future of the Algerian Army // The Washington Institute. October 16, 2018 - https://www.washingtoninstitute.org/fikraforum (accessed 01.02.2019)

8. An Algerian Military Purge as a Survival Strategy // Stratfor Worldview. October 10, 2018 - https://worldview. stratfor.com/ (accessed 05.02.2019)

9. Vasiliev A.M., Zherlitsyna N.A. 2018. Algeria: a regional leader or a potentially unstable state? // Outlines of global transformations. V. 11. № 5 (In Russ.)

10. Ahmed Marwane. Protests in Southern Algeria: Causes and Repercussions // The Washington Institute. August 31, 2018 - https://www.washingtoninstitute.org (accessed 10.02.2019)

11. Algeria Opposition Party to Boycott Presidential Elections //Asharq Al-Awsat. February 2, 2019.

12. Algeria’s economy faces paralysis, as Bouteflika seeks 2019 re-election // TRT World. November 22, 2018 - https://www.trtworld.com/mea/algeria (accessed 08.02.2019)

13. Ahmed Marwane. A Fifth Presidential Term for Bouteflika? // Fikra forum. July 19, 2018 - https://www.washington institute.org/fikraforum/ (accessed 03.02.2019)

14. Chief of staff of the Algerian army urged to apply the article on the incapacity of the President // TASS online. Rabat, March 26, 2019 (In Russ.) - https://clients.tass-online.ru/?langID=1&SESSID=wSEegqrpLKpLp02 RCedGyOFky (accessed 13.04.2019)