Ученый с сердцем публициста
Table of contents
Share
Metrics
Ученый с сердцем публициста
Annotation
PII
S032150750004742-8-1
DOI
10.31857/S032150750004742-8
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Leonid Fituni 
Occupation: Deputy-Director, Institute for African Studies, RAS; Professor, RUDN and SPbGU Universities
Affiliation:
Institute for African Studies, Russian Academy of Sciences
RUDN
SPBGU
Edition
Pages
2-5
Abstract

  

Received
13.05.2019
Date of publication
22.05.2019
Number of purchasers
35
Views
452
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
800 RUB / 16.0 SU
All issues for 2019
0 RUB /  SU
1 «Нет, в мои-то лета нельзя быть 17-летним романтиком, но душа все равно протестует, когда читаешь рекламу ужина на двоих за 600 тыс. долларов в разных концах мира. Плати – и получишь «все включено»: перелет на двоих первым классом, а то и спецрейсом хоть на край света, соответствующий номер в отеле, напитки, кушанья. А ведь рядом (…) в жалких хижинах хорошо, если висят на веревках, спасаясь от крыс, мешочки с зерном, но часто не хватает пищи и воды, а облепленные мухами дети нередко ложатся спать голодными» [1, с. 15].
2

В этом высказывании Алексея Михайловича Васильева поражает даже не столько то, что оно принадлежит вовсе не юному романтику, в чем, собственно, признается сам его автор, сколько тот факт, что его выражает академик Российской академии наук, президент Центра цивилизационных и региональных исследований РАН, председатель Научного совета РАН по проблемам экономического, социально-политического и культурного развития стран Африки, Почетный президент Института Африки РАН, заведующий кафедрой африканистики и арабистики Российского университета дружбы народов (РУДН), член Российского Пагуошского комитета при Президиуме РАН, кавалер орденов… 

3

Казалось бы, признанному ученому, Заслуженному  деятелю  науки  Российской  Федерации, увенчанному  многочисленными  наградами,  не должна быть свойственна такая горячая публицистичность. Впрочем, темперамент - это черта характера, не зависящая от профессии. К тому же профессиональный путь этого незаурядного человека начинался именно с публицистики.

4

ВЫСОКИЙ СТАРТ

5

В 1956 г. будущий ученый поступает в высокопрестижный столичный вуз – МГИМО, на Восточное отделение Факультета международных отношений. Уже на старших курсах, как один из лучших студентов, он отправляется в первую загранкомандировку – на стажировку в Каирском университете. Оговоримся, что советская родина крайне недоверчиво и взыскательно отбирала тех, кому давала право «представлять себя» за границей. Пройдя все фильтры, Алексей Васильев такое право заслужил.

6 Сразу после окончания института в 1962 г. перспективного международника «распределяют», как тогда говорили, в газету «Правда» на должность помощника политического обозревателя. Что такое «Правда» того времени? Не то что публикации в этой главной партийной газете, но даже звонка из ее редакции подчас было достаточно, чтобы серьезные вопросы находили решение. Однако политическому весу «правдинского слова» соответствовала и мера ответственности за него. Понятно, что в такой коллектив принимали лучших из лучших.
7 В 1967 г. «Правда» командирует 28-летнего Алексея Васильева во Вьетнам, на передний край военного противостояния двух систем. Так молодой журналист становится «военным корреспондентом». В те годы это словосочетание в отношении отечественных журналистов вышло из употребления и вернулось в обиход много позже, в 90-е гг. ХХ века. Был ли мир в конце 60-х менее жестоким и коварным, чем в наши дни? Вряд ли. И уж точно наличие журналистского удостоверения как сейчас, так и тогда не гарантировало от осколков снаряда или прицельной пули. Так что воз вращение живым и невредимым в родную редакцию в 1969 г. можно отнести к немалой милости судьбы, а собранного им материала и невыплеснутых на страницы газеты впечатлений хватило на целую книгу очерков – «Ракеты над цветком лотоса: Вьетнам в дни войны». Это была уже четвертая монография молодого плодовитого автора.
8 Впрочем, закрыть страницу биографии «военного корреспондента» Алексею Васильеву тогда не довелось – в 1969-1971 гг. редакция неоднократно использовала опыт и талант журналиста, направляя его в «горячие точки». Приведу лишь одну маленькую зарисовку того времени, передающую атмосферу экзотики и риска, в которых работал журналист: «Отдаленная точка арабского мира. Край Евразии. Тысячи километров до Москвы. Хижина, покрытая пальмовыми ветвями. Коровьи шкуры, брошенные на землю. Мешки с зерном подвешены на перекладине – чтобы не достали крысы. Кое-какая утварь. Женщина с открытым, без чадры лицом и крупной серьгой в носу приносит ужин – вареный рис с сушеной рыбой и чай. Вооруженные горцы тесно набились в помещение. Трудно дышать. Пришли поглядеть на нас – двух русских, советских. Мы – гости Народного фронта освобождения оккупированной зоны Арабского залива» [1, с. 1].
9 В 1971 г. новая долгосрочная загранкомандировка. На этот раз собственным корреспондентом газеты «Правда» во влиятельный региональный центр – Анкару, причем для освещения событий в большом регионе, в который, помимо Турции, входят Иран, Афганистан, страны Аравии, а также Сирия. Опыт военного корреспондента вновь востребован – А.М.Васильев освещает события арабо-израильской войны 1973 года. Затем, с 1975 по 1979 гг. он – собственный корреспондент газеты «Правда» по Египту, Судану, Ливии, Йемену, Эфиопии.
10 Расширяется география, множатся вопросы: «Почему коммунистические идеи воспринимаются в самых отсталых частях планеты (…), а в развитых странах – Венгрии, Чехословакии, Восточной Германии – их надо навязывать танками? Что нам здесь и вообще на Ближнем и Среднем Востоке надо? Нефть? Своей, казалось бы (тогда казалось – А.В.), залейся. Экономические позиции? Нам нечем торговать. Построить здесь социалистическое общество и потом им же помогать? Выиграем мы или проиграем от распространения коммунизма? И кто это «мы»? Советский Союз? Россия? Партийная верхушка? Российская интеллигенция? Сибирский горняк? Рязанский крестьянин?» [1, с. 8]. Как видим, вопросы честные, глубокие, лишенные идеологических предрассудков, но исполненные ответственности за свое дело, за судьбу своей страны.
11 Еще одно признание журналиста, высвечивающего в нем глубину и пытливость ученого: «1969 год. Советское влияние на Ближнем Востоке приближается к апогею, и мало кто знал, что предстоял быстрый спуск с высокой горы. Но среди специалистов-ближневосточников (к которым, безусловно, относился и автор этих слов. – ред.) немало тех, кто задавал вопросы: каковы цели, средства, методы советской политики в регионе, соответствует ли она национальным интересам СССР или противоречит, что понимать под словами «национальные интересы», кто и как принимает решения, кто и как их осуществляет, как они воспринимаются на Западе и в арабских странах, в Турции, Иране, Афганистане?..» [1, с. 8].
12 Забегая вперед, скажем, что став ученым, Алексей Михайлович Васильев не перестанет задавать себе вопросы, пытаясь каждый раз предельно откровенно ответить, что дает его стране тот или иной шаг на мировой арене, какова его отправная точка и последствия. В подтверждение приведем признание уже маститого ученого, сделанное несколько десятилетий спустя.
13 В основательной монографии, анализирующей 100 лет советской и российской политики – «От Ленина до Путина. Россия на Ближнем и Среднем Востоке» – он пишет: «Автор в 90-х годах поставил перед собой довольно сложную и амбициозную задачу, надеясь, что даже частичный успех в ее выполнении позволил бы по-новому осветить советскую политику на Ближнем и Среднем Востоке. Речь шла о попытке найти точки сопряжения между различными уровнями реальности или хотя бы постоянно учитывать их при анализе. Первый уровень – подлинная общественно-политическая обстановка на Ближнем и Среднем Востоке, в которой действовали советские внешнеполитические ведомства. Второй, подчинявшийся своим законам функционирования, – советские политические и бюрократические структуры, связанные с определением внешней политики и имевшие определенную идеологическую заданность. Третий – и наименее изученный – сами люди, участвовавшие в формировании или проведении политики, люди с их знаниями и невежеством, умом и глупостью, убеждениями и предрассудками, интересами и иллюзиями, смелостью и трусостью. Естественно, что четвертый уровень реальности – сам автор, волею судьбы связавший свою жизнь с изучением этого региона и бывший свидетелем (и в редких случаях участником) событий…» [1, с. 9].
14 Однако вернемся к молодому корреспонденту газеты «Правда». Как человек глубокий, он не ограничивается описанием событий, но стремится понять их корни, суть, вектор. Это приводит его к новому уровню познания – журналист становится ученым.
15

УЧЕНЫЙ

16 Кандидатскую диссертацию на тему «Ваххабизм и первое государство Саудидов в Аравии (XVIII век)» А.М.Васильев защитил в 1966 г., еще до первой длительной загранкомандировки во Вьетнам. Актуальность темы выпуклее высвечивается с течением времени – это в последние годы «ваххабизм» перешел из научных терминов в прикладные понятия политического языка. В одном из своих интервью А.Васильев говорил: «Главное, почему я выбрал эту тему, – желание свободно анализировать феномен «ваххабизма», зная, что ни Маркс, ни Энгельс, ни Ленин ничего об этом не писали». Развивая исследование Арабского Востока, ученый в 1981 г. защищает докторскую диссертацию на тему «Эволюция социально-политической структуры Саудовской Аравии 1745-1973 гг.».
17 Дальнейший научный путь А.М.Васильева отмечен многими достижениями. Назовем лишь некоторые из них:
  • разработал ряд фундаментальных вопросов социально-политической истории арабских стран в новое и новейшее время, а также международных проблем, роли религии в политической борьбе, социальных сдвигов в странах Ближнего и Среднего Востока, роли этнопсихологических факторов в общественной жизни этих государств;
  • первым в нашей стране – а с точки зрения социально-политической, первым в мире – изучил феномен «ваххабизма» на основе трудов его основателя Мухаммеда ибн Абдель Ваххаба и его предшественников;
  • впервые в мировой науке осуществил исследование двух с половиной вековой социальноэкономической и политической истории Саудовской Аравии. На основе изучения эволюции аравийского общества сделал ряд выводов, выходящих по своему значению за рамки одной страны;
  • разработал теорию мусульманской реформации в период кризиса арабо-османского феодализма, особенностей капиталистического ближневосточного общества, специфики развития капитализма, рыночных отношений и изменений социально-политической структуры в арабских странах;
  • стал первопроходцем в анализе ряда социально-экономических проблем Африки, в особенности оценки африканского социума как многомерного патронажно-клиентельного, сочетающего патриархальные, традиционные элементы с современными;
  • на примере короля Саудовской Аравии Фейсала ибн Абделазиза Аль Сауда исследовал роль личности в жизни арабского общества, значительный вес религии и духовного начала в формировании политического курса государства;
  • внес вклад в изучение политики нашей страны на Ближнем и Среднем Востоке и всего комплекса международных отношений в регионе с учетом «нефтяного» фактора;
  • заложил научную базу под изучение таких остро актуальных явлений, как революционные движения а арабском мире, экстремизм и исторические корни терроризма…
  • Автор и ответственный редактор без малого сотни монографий, в т.ч. переведенных на английский, арабский, армянский, болгарский, венгерский, датский, итальянский, испанский, латышский, немецкий, португальский, фарси, французский, эстонский, японский языки, А.М.Васильев не оставляет активную публицистическую деятельность, имея в своем архиве порядка тысячи выступлений в средствах массовой информации.
18 Труды А.М.Васильева получили высокую оценку политического деятеля и востоковеда, академика РАН Е.М.Примакова, Генерального секретаря ООН и социолога египтянина Бутроса Бутроса-Гали и созвездия американских и европейских востоковедов. Мало того, «Историю Саудовской Аравии» английское книжное обозрение «Чойс» (Choice) включило в разряд «выдающихся академических книг» (за 1999 г.), а журнал «Мидл Ист квортерли» (Middle East quarterly) (март 1999 г.) писал: «… его (автора) великое достижение в том, что он объединил в одно целое прежде разрозненную историю (страны). Если вы читаете или имеете одну книгу по Саудовской Аравии, то именно эту книгу».
19 Английское издательство «Раутлидж» (Routledge), презентуя в 2018 г. его последнюю работу «Российская политика на Среднем Востоке. От Ленина до Путина», отмечало: «Эта выдающаяся книга отражает развитие отношений России со Средним Востоком со времени русской революции 1917 г. до настоящего времени… Принадлежащая перу одного из ведущих российских арабистов, книга интересно написана, глубоко анализирует проблемы, … замечательно откровенна».
20 Такую плодовитость можно объяснить только строжайшей дисциплиной, огромной самоотдачей, увлеченностью и… талантом. Трудно подобрать иной эпитет, когда знакомишься с трудами А.М.Васильева, когда научные исследования читаются как остросюжетный роман. Впрочем, какой смысл подводить итоги деятельности человека, который в свои 80 лет весь погружен в работу, в планы, в новые идеи?
21 Научно-организационная деятельность ученого, помимо руководства Институтом Африки РАН, охватывает многие области, в частности, он курирует работу Центра цивилизационных и региональных проблем, руководит подготовкой серий «История стран Африки», «Религии в Африке» и справочномонографических изданий по странам Африки.
22 Вопрос: что конкретно это может дать моей стране? – который задает себе ученый в каждом своем исследовании, имеет самое непосредственное прикладное значение при выработке внешне политического курса, в связи с чем его профессиональные знания востребованы в Администрации президента РФ, в российском правительстве и парламенте. А.М.Васильев состоит членом Научного совета при Совете Безопасности РФ, Научно-экспертного совета при Председателе Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Совета по внешней политике МИД России, научного совета Российского совета по международным делам1. Высокий авторитет и личные связи ученого были использованы, когда он в качестве Специального представителя Президента России по связям с главами африканских государств участвовал в подготовке саммитов G8.
1. Российский совет по международным делам – созданная в 2011 г. по распоряжению президента РФ организация в сфере внешней политики и международных отношений, основные цели которой – организация диалога между различными внешнеполитическими кругами (дипломатами, экспертами, бизнесом и гражданским обществом), предоставление агрегированного мнения по различным международным вопросам, экспертное обсуждение внешней политики, поиск путей решения международных и глобальных проблем.
23 В свете сказанного представляется особенно интересным оценка ученым места и роли нашей страны на Ближнем и Среднем Востоке. Вот, как А.М.Васильев формулирует интересы РФ: «Что нужно России в регионе? Стабильность и предсказуемость. Торгово-экономические, культурные, туристические связи, безопасность воздушных и морских коммуникаций» [1, с. 618].
24 При этом А.М.Васильев признает, что у нашей страны есть существенные ограничения: «…Россия не может быть по основным экономическим показателям главным актором и полицентричного мира, и конкретно в этом регионе (…) Если быть реалистами, стóит заранее признать, что в целом на Ближнем и Среднем Востоке она в силу прежде всего экономических обстоятельств не может играть первую скрипку, тем более быть дирижером. У стран региона по-прежнему главные направления экономического сотрудничества направлены на США, Западную Европу, Китай и поднимающуюся Индию. Россия в экономической области останется в регионе на вторых-третьих ролях» [1, с. 612-613].
25 Тем не менее, ученый видит значительные сферы возможностей для РФ в регионе: «…сотрудничество и с местными акторами, и с мировыми державами может охватывать широкий спектр: нераспространение ядерного и другого оружия массового уничтожения, предотвращение неконтролируемого трафика оружия, нелегальной миграции, торговли людьми, незаконного оборота наркотических и психотропных средств» [1, с. 618].
26 О самой чувствительной проблеме, в решении которой участие России необходимо, А.М.Васильев пишет следующее: «На первом месте стоит терроризм, вернее, исламистский экстремизм (…) Военный разгром ИГИЛ, ан-Нусры возможен, как недавно произошел военный разгром талибов и Аль-Каиды. Но эти экстремистские организации появляются в новом обличье (…) Полная победа над ними возможна совместными усилиями при коренной замене социально-политических, экономических, психологических условий во всемирном масштабе, установлении отношений равенства, взаимоуважения». А поскольку такие условия выглядят если не утопией, то очень отдаленной перспективой, ученый приходит к неутешительному выводу: «Неравноправие большинства мусульманских стран по отношению к евроатлантическому региону порождает протесты, в том числе в безобразной, то есть террористической форме. Терроризм был, есть и – увы! – будет. Вопрос масштаба (…) Брожение в регионе с терактами, взрывами и даже войнами будет продолжаться на уровне или нынешнего, или более умеренного хаоса» [1, с. 618-619].
27 Однако А.М.Васильев не ограничивается описанием опасности, но дает и конкретную рекомендацию, как ее избежать: «Вызовы, с которыми человечество сталкивается в XXI веке, угрозы ядерной, химической и биологической войны, уже идущей кибервойны, неизвестные последствия распространения ИТ, экологические катастрофы, миграции миллионов, взрывы террористической организованной активности – эти вызовы таковы, что с ними можно справиться, лишь объединив усилия всех» [1, с. 625].
28 Как важно, чтобы эти слова честного, умного, глубоко и точно понимающего современный мир человека были услышаны и приняты в качестве руководства к действию!
29 В завершение, проработав вместе с Алексеем Михайловичем более тридцати лет и постоянно обращаясь к его книгам и статьям, хочу пожелать ему не только здоровья, но и творческого долголетия.